Редакторам: Трелло и управление проектами

Как и любой человек, я занимаюсь кучей дел. Чтобы быстро переключаться между задачами, не шляпить сроки и копить информацию в одном месте: куски текста, тезисы, наработки по структуре — нужен инструмент проектной памяти. Чтобы открыл карточку и сразу в работу.

Приспособил для этого Трелло.

 

Что это

Трелло — виртуальная доска с карточками, которые раскиданы по колонкам. Колонки — это списки дел, их можно создавать сколько угодно и называть как нравится.

Можно создавать несколько разных досок, чтобы не копить все в одном месте. У меня так: «онгоин» — рабочие проекты, «хоупс энд экспектейшнз» — отстойник идей, еще — рабочие группы по разным проектам.

Главный экран с карточками и колонками

Каждая карточка — проект. В ней я пишу задачу, сохраняю куски текста, ссылки, складирую важные картинки и скриншоты, слежу за выполнением чеклистов и выставляю сроки.

Внутри это выглядит так: описание, вложения, чеклисты и комментарии

Внутри это выглядит так: описание, вложения, чеклисты и комментарии

Это удобнее хранения в компьютерных или бумажных папках, потому что доступно с любого компьютера с интернетом. Или телефона с приложением.

Карточки легко перекидываются по колонкам. Это помогает группировать не только по отраслям, но и этапам.

Сделал — переложил. Можно «драг энд дропом», можно через кнопки внутри карточки

Сделал — переложил. Можно «драг энд дропом», можно через кнопки внутри карточки

Знак ₽ в названии значит коммерческий проект. Я так делаю, чтобы бегло оценить, какими проектами сейчас занят и буду ли голодать в обозримом будущем.

 

UPD. Узнал о классной функции «Старение карточек», которая делает прозрачными те, которые не трогал больше недели. Меню → Улучшения → Старение карточек.

 

Колонки

Свои я разбил на группы трех типов: вид работы, этапы и правила.

Вид работы: редактура, видеосъемки, домашнее, драйвовое. Сюда записываю дела, над которыми работаю. Мне важно понимать, что у меня в работе и какими глазами смотреть: редактора, режиссера или автора курса. Штука в том, что разный вид работы я делаю в разное время. Такое разделение помогает распределять усилия и рабочее время.

Этапы — группировка по степени готовности проекта: «работаю» — карточка в областях работы, «жду» — согласования, денег или выкладки в портфолио, и «готово» — для приятных ощущений по завершению, что тоже важно.

Редактор Юля Медведева сделала целый конвейер для работы над статьей: «делать», «на согласовании», «замечания», «ждет публикации», «опубликовано — добавить в портфолио». Но для меня это перебор — хватает и одного стека.

Правила — инструкции, которые я составляю сам себя и периодически в них заглядываю. Здесь личная редполитика — правила написания заимствованных слов, названий и предлогов. Здесь повторяющиеся проблемные ситуации и решения вроде портящегося настроения в поездках.

Не проекты, но под рукой пригодятся.

 

Календарь

Функция, которая группирует дела по выставленным срокам. Помогает в случаях, когда дел и колонок много. Я практически не пользуюсь, потому что дела на неделю планирую в воркфлови. Здесь выставляю только отдаленные сроки, чтобы не забыть при планировании новой недели.

Например, штуку с дренажной трубой запланировал еще в конце февраля

Например, штуку с дренажной трубой запланировал еще в конце февраля

 

Как работать, чтобы не напрягало

Часто бывает, что выбранный инструмент перестает работать. Списки ведешь, проекты делаешь, а на доску смотреть не хочется. По моему опыту, единственная причина — доска переполняется неактуальными делами и любой взгляд причиняет боль.

Не смотришь →  теряется актуальное состояние дел →  пропадает необходимость смотреть в доску.

Поэтому важное правило — регулярно расчищать завалы и держать перед глазами только рабочее. Это помогает не перегружать префронтальную кору, которая, по всей видимости, реагирует на количество сущностей перед глазами, и 7 ± 2 — оптимальное количество. Если дел много и половина из них в подвешенном состоянии — инструмент не работает.

Делаю так: если проект висит неделю, никуда не двигается, а я не знаю, когда приступлю — перекидываю в доску «хоупс энд экспектейшнз», в которой копятся и ждут своего часа отложенные идеи и проекты.

А иногда могу и просто удалить — тоже нормально.

 

Кратко о пользе

— Копит информацию по актуальным проектам
— Помогает окинуть взором все дела
— Проводит по этапам: всегда знаешь, где находишься и что делать

 

Как ведем инстаграм Мускатного кита

Уже полтора года ведем с женой инстаграм хабаровского бистро Мускатный кит, хоть и не сммщики. Взялись, потому что сделали концепцию, фирстиль и интерьер заведения. Подумали, что заложенную идею про атмосферность, вино и гедонизм никто лучше нас не донесет.

 

Задача профиля — передавать идею спокойного гедонизма и создавать нужные нам ожидания. Мы про адекватность, спокойствие и красивые картинки — никакого маркетинга и яростных продаж.

Подход сработал: у профиля 16 200 подписчиков, каждую фотографию лайкают 300–400 человек. Он стал каналом, которым мы пользуемся для передачи важных сообщений: о вакансиях, открытии велопарковки и предстоящей вечеринке. По правде, это единственный канал анонсирования мероприятий, потому что его хватает с головой.

Мы не потратили ни рубля на продвижение аккаунта. Даже если нам повезло в самом начале и на профиль подписались тысячи человек из интереса к новому месту, то со временем тенденция не изменилась: подписавшихся все больше. Значит мы это делаем неплохо.

Разберу по составляющим.

 

Фотографии

Мы ориентируемся на шершавый стиль городских кафе: на небрежность и внешнюю незамороченность съемки. В этом больше жизни, чем глянцевой постановке.

Вдохновляемся профилями классных хипстерских баров: визуально спокойными, целостными, выкладке на дереве и бетоне, с естественным светом — без студийности и поливания еды маслом, чтобы блестело. Все просто.

 
 

Вдохновляемся — значит берем приемы и копируем энергию. Стараемся, чтобы перло от собственных снимков также, как от просмотра классных. 

Визуальное спокойствие — это когда работает чувство меры и соблюдается единообразие. Даже яркий и кричащий цвет можно подать спокойно. Чтобы проверить, выдерживаете ли вы стиль, включите просмотр плиткой: если все вразнобой и общая картина мутная — значит что-то пошло не так.

Классный пример — Чача-матча

Классный пример — Чача-матча

 

Показатель хорошей фотографии — ее хочется сохранить себе. Конечно, это субъективно, но так мы проверяем самих себя на вранье. Если сохранить не хочется — не выставляем.

Для хорошей съемки важна насмотренность. Чем больше классного вокруг, тем лучше вкус, и по хорошему, стоит понимать в чем классность и как ее добиваются. Поэтому важно выходить за рамки инстаграмов и фотографий еды и втыкать графику, просматривать победителей world press photo (чтобы разбираться в тенденциях), учиться делать портреты и много тренироваться. 

Например, нам нравится такое:

 

Фотографируем на 5d Mark3 и айфоны. Красим в vsco:

 

Текст

Скажи по делу и отвали. Это значит, что лучше ничего не писать, чем выдавливать вкусные эпитеты и пытаться завлечь или сделать красиво. Такие игры — чаще фальшь и не работают.

Как в трех скринах из случайных инстаграмов (увеличиваются по клику):

В первом — провальная попытка описать вкус шедевров. Избыточно и неинформативно. Во втором — обессивно-компульсивное расстройство с навязчивым желанием тулить смайлики. В третьем — заигрались с интересностью.

Если пишем, то по делу. Если сказать нечего, то не стесняемся желать доброго утра или звать на коктейли. Это нормально и по-человечески.

Screen Shot 2017-03-16 at 07.49.32.png
 

Любой текст должен выдерживать требования минимальной гигиены. Орфографические ошибки, клишированные фразы, пропущенные или двойные пробелы, перебор восклицательных знаков или смайликов — все это портит впечатление, поэтому нужно избавляться.

Ошибки проверяем в орфограммке, штампы и стоп-слова — в главреде. Если хотите научиться минимальным редакторским навыкам и писать хорошо, подпишитесь на бесплатную рассылку Максима Ильяхова.

Если считаете, что у вас авторский и неповторимый стиль, то вы ошибаетесь. Прочитайте пост Люды Сарычевой, в котором она все объясняет и приводит типичный инстаграм-пост в порядок: http://kompotique.ru/own-style/

 

Теги

Это хороший инструмент привлечения аудитории, которым не стоит злоупотреблять. Все гербалайф-стратегии с двадцатью тегами и упоминанием всех возможных ассоциаций — мусор.

Так не делаем

Так не делаем

 

Мы ставим два, чтобы по ним было удобнее искать фотографии: #мускатныйкит и #пейвиносмотринаморе. Если первый засрали агрессивные сммщики, привлекая внимание к своим свадебным фотографиям и маникюру, то второй пока вывозит в чистоте.

 

Обратная связь и забота

Не стремимся понравиться и угодить всем, поэтому позволяем себе не отвечать на каждый комментарий. Работа с негативными отзывами в понимании «давайте всем извиняться, чтобы не потерять лицо компании» — ерунда.

Ну ок. Здесь не с чем спорить — это вкусовщина и желание обратить на себя внимание. 

Если любите критиковать в сети, прочитайте пост Сергея Короля, чтобы бурлить по делу

 

Наша задача — исправить проблему или подсказать решение. Мы не можем построить парковку, но можем сообщить заранее, что с этим проблемы и предложим приехать на такси, чтобы не искать место. 

Мы не можем усилить сигнал телефонной связи, потому что бистро в подвальном помещении императорской постройки и стены мешают сигналу, но можем предупредить об этом посетителей и поставить стационарные телефоны менеджерам, чтобы они могли принимать заказы.

Если закосячили — разбираемся, исправляемся, извиняемся. Забота в этом, а не желании поговорить с каждым бурлящим. 

Само собой — никаких «работаем для Вас».

 

Конкурсы и акции

Сразу нет.

 

Регулярность

Публикуем 2-3 раза в неделю примерно в одно и то же время: вечер пятницы, утро воскресенья, середина недели. Это создает ожидаемый ритм. Бомбить по 3 сообщения в день — не наш случай.

Исключение — обеды по будням, но у них другая задача — показать, что приготовили сегодня.

 

Целостность 

Важно, чтобы каждый работник заведения понимал о чем вы говорите и почему так. Это нужно, чтобы всё в заведении говорило об одном и том же.

Антипример. Мы делали редизайн небольшого домашнего кафе и зашли с классной (как нам показалось) идеей Италии 60-х: кино и дизайн схлестываются с домашними традициями — будто итальянский хипстер приезжает на отдых к бабушке в деревню.

Придумали как доносить эту идею через графику и соцсети, но она не сработала, потому что не смогли убедить в ее работоспособности менеджеров и официантов. Инстаграм про дизайн и стиль, кафе — как и раньше, про домашность и уют. 

Вывод: важно прислушиваться к тем, кто работает в заведении, потому что они знают как у них все устроено гораздо лучше нас. Мы не прислушались к их мнению, не нашли общий язык, не донесли идею — и сделали проект на троечку. Нам урок.

Иллюстрация для нового стиля итальянского кафе. Автор — Женя Луковенко

Иллюстрация для нового стиля итальянского кафе. Автор — Женя Луковенко

Поэтому важно транслировать через инстаграм (и любой другой канал) те идеи, которые разделяют и понимают все. По-другому никак.

 

Сотрудничество

Мы делаем совместные проекты только с теми ребятами, которые нам нравятся. Публикация за публикацию и прочие сомнительные попытки «взаимопиара» не катят.

Букеты и цветочное оформление — с Теплицей

Букеты и цветочное оформление — с Теплицей

 
Флорариумы — со средой-лаб

Флорариумы — со средой-лаб

 
Открытки — с классными иллюстраторами: Женей Луковенко, Леной Сверкуновой, Виталиком Кучерявым, Андреем Лебединским. 

Открытки — с классными иллюстраторами: Женей Луковенко, Леной Сверкуновой, Виталиком Кучерявым, Андреем Лебединским. 

 

§§§ 

Мы не знаем как правильно вести инстаграм, стопроцентно увеличивать продажи, конверсию и прочее. Мы не знаем сработают ли наши принципы для кого-то кроме нас. Но почему-то кажется, что спокойствие, человечность и здравый смысл победят агрессивный и бездумный маркетинг. Так победим.

Фотографии: Япония

Неделю были в Японии. Меня всегда интересовала эта страна и ваби-саби этих ребят, но слетать получилось впервые. Пост — про наблюдения и фотографии (открываются на полный экран по клику).

 

— Первое, на что обращаешь внимание в будни: на улицах никого, кроме пиджаков, которые много курят и стоят в очередях за уличной едой

 

— Много баров размером с аквариум, за стойкой которых помещается всего 4-5 человек

 

В первый день попали в такой аквариум к японке Юке, которая прямо там и живет: готовит еду, встречается с друзьями и играет на небольшом синтезаторе.

Это Юки

Это Юки

 

— Иные проще определить по выставленным бутылкам, чем вывеске

 

— Здесь все миниатюрное: дома, транспорт, баночка «Асахи»

 

— Велосипед — средство передвижения, поэтому их здесь много и разных: от прокачанных шоссеров, до перемотанных изолентой местных «Школьников»

 

— Нравится, как японцы сочетают традиционное с новым: гармонично и без китча

 

— Сейчас здесь дешевле есть, чем в Китае. 5 000 йен = 2 500 рублей за суши, роллы и суп мисо на четверых человек так, чтобы до отвала. 250 рублей — большая порция супа рамен с соей, мясом и нори.

 

— Здесь нет центрального отопления, все греются кондерами и газом самостоятельно. Это не очень удобно нам, кто привык к батареям, теплым комнатам в феврале и горячей воде из крана сразу, а не через пять минут нагрева.

 

— Везде, где включаешь вай-фай, убивает выпадающим списком доступных сетей

 

Напоследок немного уличного

Sun Goes Nova @ Live February

Записал полутанцевальный-полунетанцевальный микс, чтобы было под что бегать и показывать устроителям вечеринок, вдруг позовут в камерное место. В этом году решился изредка поигрывать — имейте ввиду. Я все, а вы слушайте.

Скачать (мп3, 320, 128mb)

Tracklist
Monte Booker — New Chapter
Pyramdplaza — UsVsU
Jetson — ヽ`ヽ`、ヽ`、ヽ`ヽ`、ヽ
Saine — Matte
Alex M — It Works (Original Mix)
EVM128 — Warm 'n' Easy feat. Oliver Night (Original Mix)
Rive Gauche — Walking (Simbad Remix)
Jarreau Vandal — Be Alright
Photay — No Sass
Sivey & Evil Needle — Baby
Memorecks — Rango 003
Sango — Açúcar
Nikitch — It's All About Drums
Fortune — Crush On U
Sivey — A Little Help
Kraak & Smaak — So Clear feat. Meeka Kates
Shy Luv & Jones — Shock Horror
Pete Josef — Hope (LV Remix)
Koji. — So gone

Редакторские инструменты: Воркфлови

Появился еще один незаменимый инструмент, который помогает освобождать оперативную память и сливать все входящие мысли — Воркфлови. Это масштабируемый документ для ведения списков, который моментально синхронизируется между ноутбуком и айфоном, даже нажимать ничего не нужно.

Он легкий, быстрый и простой. Открыл — записал. Раньше я делал заметки в тяжеловесном Day One, но он проиграл: там, чтобы записать мысль, в начале дожидаешься загрузки приложения, потом нажимаешь «+» и только после этого пишешь.

Воркфлови не такой, он не заставляет ждать:

 

Сюда я сгружаю все приходящие мысли, чтобы не отвлекаться и не перебивать концентрацию. Без обработки, в кучу, как есть. Например, придумал писать гифовые скринкасты — не полез искать программы, а записал — вечером найду. Вспомнил об антиутопии про каннибалов с Керри и Ривзом — не полез гуглить название и дату выхода, а записал — все потом.

Это здорово экономит силы и внимание. А в конце дня придет внутренний редактор и все разберет: что-то выкинет, что-то переложит в помощник долговременной памяти — трелу, что-то оставит мариноваться до конца недели.

 

Воркфлови — список с бесконечной вложенностью. Это удобно, когда накидываешь тезисы по разным темам:

 

Что еще умеет и чем я не пользуюсь

— Шарит списки для коллективной работы. Открываются через браузер.
— Строит внутреннюю навигацию через тэги: @ — имена и # — темы.

У меня простые и понятные списки, поэтому пока ничего из этого не нужно. 

 

Протестить

На демо-сайте без установки и смс: https://workflowy.com/demo/embed/

 

Как справляться с тревогой, если сбился режим

Я работаю по режиму, потому что он помогает быстро врубаться в дела и не раскачиваться: 8 часов утра, открыл ноутбук, работаешь. Но в случае с повышенной тревожностью (как у меня) режим часто вредит: если что-то идет не так, импульсивность ломается и я превращаюсь в железного дровосека, который все подчиняет «обычности» и «чтобы вовремя». 

Что-то идет не по шаблону — сразу появляется тревога и окружающий мир превращается в склизкий коридор без деталей, за которые сознание не может зацепиться. Удовольствия нет, скорость на пределе, жопа в огне.

Чтобы не поддаваться суете и погасить пожар за спиной, я придумал алгоритм, который помогает успокаиваться и разбавлять режим. 

 

Шаг 1. Провожу подготовительную работу

Разбираю особенности поведения на две части: тревожную и спокойную. Это смещает фокус с волнения и помогает увидеть, что делать, чтобы прийти в норму.

Когда спокоен
Чередую работу с отдыхом.

Не начинаю работу без понимания задачи. Не понял — не приступил.
 

Думаю о конкретной задаче. Когда отвлекаюсь от наблюдения за процессом, в голову приходят мысли, связанные с проектом или решением проблемы.

Делаю то, что прет.


Планирую и понимаю, что за чем идет.

Когда боюсь не успеть
Делаю наскоком.

Отвлекаюсь на раздражители и соцсети: могу рано встать и сесть за ноут, но зависнуть в статьях на час.

Зацикливаюсь на мыслях о том, что будет, если не успею. 




Хаотично оцениваю пользу каждого дела и не могу выбрать, что важнее.

Не знаю за что хвататься.

 

Шаг 2. Поймал на панике — делаю штуки из «спокойного» списка 

Те, на которые могу повлиять: вместо работы наскоком — работа по таймеру, вместо бездумного сидения — планирование. Мозг узнает характерные для спокойного состояния действия, повторяет и успокаивается: это называется условно-рефлекторным механизмом.  

Например, я запланировал встать в 6 утра, чтобы сесть за работу в 7, но проспал. Чувствую, все пропало: планы к черту, надо ускоряться, зарядку с душем нужно делать побыстрее, мысли где-то не здесь.

Чтобы остановить это шапито, я забиваю на статью и 7 утра и делаю все, что хотел, по порядку и максимально медленно. Если хочу полчаса сидеть в тишине, сделать десятиминутную зарядку и контрастный душ, я ничего не пропущу. Пока делаю — концентрируюсь на ощущениях: где лежат руки, что щупают пальцы, как наливается тяжесть в ноги, когда делаешь шаг. Это помогает сместить фокус с зацикленности на мыслях и выйти из порочного круга.

 

Шаг 3. Не помогло и кортизол льется из ушей — софт-ресет 

Мягкая перезагрузка — это полная смена планов и контекста. Значит иду работать в новое место: в кафе, к друзьям в дизайн-студию, в учебный центр при центральной библиотеке. Прогулка и движение помогают сменить контекст и обновить ресурс префронтальной коры, которую подавляет паникующая лимбика.

В новом месте начинаю работу с составления пошагового плана по статье на листке бумаги. Планирование в буке не срабатывает — в нем я привык работать, паниковать и прокрастинировать, поэтому спасает блокнот. Как только появился понятный план, тогда и вперед.

Обычно трех шагов хватает. Если нет — время жесткой перезагрузки.

 

Шаг 4. Крайний случай — хард-ресет

Жесткая перезагрузка — это когда нужно пересмотреть привычки. Спать по 8 часов, выхаживаться, есть нормальную еду, больше встречаться с друзьями, обниматься, возможно сходить к психологу. 

Короче, не суетитесь и берегите себя.

 

Почитать

На Т—Ж вышла прекрасная статья нейробиолога Василия Ключарева о том, что делать, если совсем не умеешь копить. В ней объясняют, как работают две системы принятия решений в мозге: префронтальная и лимбическая. 

 

Иллюстрации Киттен Джанай: kyttenjanae.tumblr.com

2016

Снял год. Это уже не секунда, и снимать получалось не каждый день. Так что фильм вырос до 30 минут и вряд ли это будет кому-нибудь интересно кроме действующих лиц, потому что много личного и непонятного человеку вне контекста.

Но посмотрите, вдруг зайдет: 

 

Что классного: 
— в дне столько кадров, сколько хотелось сохранить;
— отказался от фоновой музыки, которая задавала настроение и откровенно манипулировала: «проникнись, проникнись!»;
— снимал людей, которые делают осмысленное, законченное и смешное;
— отказался от пустых кадров для проформы: если не трогает, выпиливаю;
— первый просмотр 1 января в час ночи — точно магия.

Что не очень:
— забыл про регулярность и часто забивал на еженедельную сборку, поэтому кадры накапливались, магия отснятого проходила, интерес терялся, и под конец года пришлось все красить и монтировать за два дня;
— как-то упустил штуки, которые в памяти остались: например, полугодовое обучение в Школе редакторов;
— не удалось снимать интересно каждый день, но это нормально.

 

Оказывается, вдохновил товарища. Женя Кауров молодец и запилил прекрасное: 

 

А вот фильм Тани, которая уже 22 месяца в путешествии и домой не собирается: 

Лекция для мурамурского пионеротряда

На январьских каникулах поехали со Светой и другими тридцатилетними оболтусами в детский лагерь на смену Сани Костюкова. Это отдельная история, я же хочу написать тезисы моего рассказа об интересе, который читал ребятам, потому что вызов.

И да, рассказы о «нейронах и угрюмых женщинах» — мой челлендж на этот год. Хотите, чтобы я рассказал похожие истории на вашей площадке — пишите на timo@niceandeasy.me

 

Как вызывать интерес, если на работе скучно:

1. Даже на любимой работе часто начинаешь тупить и скучно, потому что делаешь одно и то же. Призыв сменить профессию — ерунда. Нужно повышать интерес.

2. Интерес — это поведенческий механизм сбора новой информации. Это не эмоция, на которую нельзя воздействовать волевым усилием, а блок поведенческих реакций, которым можно управлять.

3. Интерес важен эволюционно, потому что те ребята, которые исследовали окружающий мир были готовы к внезапным изменениям и выживали. А те, кто сидел в норке и не знал, что творится — умерли.

Как и все биологически важные вещи сопровождается всплеском положительных эмоций. Биологически важные — те, которые увеличивают шансы самосохранения и размножения.

4. Эмоции — субъективные состояния, которые возникают в ответ на внешние и внутренние раздражители и проявляются в форме переживаний. Это внутренняя движущая сила, которая мотивирует на действие, то есть мы можем захотеть что-то делать без внешнего стимула, а потому что что-то поменялось внутри.

5. Эмоции нужны для обучения: к положительным стремимся, отрицательных избегаем. Подкрепляя положительные, закрепляем поведение или забываем нецелесообразные. Но ими нельзя управлять, потому что они появляются в лимбической системе мозга и отражаются в сознании только спустя полсекунды. Мы все пассажиры, которые едут спиной вперед.

6. Чтобы появился интерес нужна новизна, умеренная сложность задачи (и от этого неизвестность чем все закончится), регулярность и удачное достижение. 

7. Не нужно стараться делать интересно, нужно просто стараться решить задачу лучшим образом. Интерес — топливо, а не самоцель.

8. У человека есть потребность в получении новой информации. Это касается не только новостей о внешнем мире, но и мире внутреннем. Простейшая пилюля от скуки — брось все и прогуляйся минут 30 по улице.

9. Потребность в движении — та же потребность в информации. В мышцах — рецепторы, которые посылают в центральную нервную систему информацию о работе мышц. Поэтому утренняя зарядка важна не только для разминки мышц, сердечно-сосудистой и дыхательной систем, но и для активации центральной нервной системы.

Поэтому другая пилюля от скуки — встань и разомнись.

10. Новости играют на потребности, но не важны.

11. Есть такое понятие — сенсорная депривация. Если поместить человека в специальную соляную камеру с раствором высокой плотности и закрыть крышку — потеряется связь с телом и реальностью, начинутся галлюцинации — и привет. У Джека Лондона есть книга «Межзвездный скиталец», как раз об этом. На ее основе сняли фильм «Пиджак» с Эдрианом Броуди.

12. Скучно — это когда дефицит новой информации и устоявшийся шаблон.

13. Вот это я подслушал у Людвига: чувствуешь, что действуешь по шаблону — придумывай какое-нибудь дикое и контр-интуитивное решение.

Например, периодически я вываливаюсь из режима и долго не могу рано вставать. Хочу в 6, а раньше 7 никак. Я перепробовал все, что помогало раньше — будильник подальше, умный на браслете, но шаблон не работает. Контр-интуитивная штука, которую придумал и сработала — вообще отключить будильники и пробовать проснуться самому. Рано или поздно и этот шаблон сломается и придется думать новое, но это же круто.

14. Новизна связана со сложностью. Существует закон Йеркса-Додсона, который о том, что лучшие результаты зависят от средней погруженности в проблему. То есть, если слишком напрягаться и хотеть решить быстрее и лучше, то легко можно перегореть.

Поэтому сложность задачи следует подбирать как резинку для трусов: чтобы не пережимала и не была слишком мягкой, чтобы трусы не спадали.

15. Компьютерные игры работают по этому принципу: ты делаешь постоянные и однообразные действия, которые постепенно усложняются, но за каждое достижение — печенька и радость.

16. Врубайся по чуть-чуть, но регулярно:
— сложно научиться вставать в 6 утра, но можно каждый день вставать на пять минут раньше;
— сложно написать огромную статью за один присест, но можно это сделать несколько подходов по 25 минут.

17. В мозге есть специальная структура, которая помогает достигать сложных задач и не сбиваться с пути. Например, мы посадили картошку и чтобы не забросить, радуемся малейшим изменениям в процессе роста: взошел росток, куст поднялся выше. Все это сопровождается эмоциями и нам интересно. Поэтому полезно делить большие задачи на небольшие и понятные действия.

18. Регулярность нужна потому что опыт в мозге — это связи между нейронами. Развиваются те связи, которые поддерживаются, те, которые простаивают исчезают. 

19. Существует геном человека, а еще есть коннектом. 

 

20. Геном — последовательность наследственной информации, заключенный в клетке. Код из трех миллиардов букв. Геномы каждого человека схожи на 99,9% — различается одна буква из тысячи. От шимпанзе отличаемся на 1%, а от пивных дрожжей на 50%, но все-равно похожи, потому что у всего живого на Земле есть один общий предок, который называется LUCA — last universe common ancestor. 

 

21. Коннекто́м — полное описание структуры связей (нейросетей) в нервной системе организма. Место, где природа встречается с воспитанием. Коннектом изменяется от мыслительных процессов и мыслительные процессы, в то же время, направляют мысли. Есть мнение, что индивидуальность, опыт и память — коннектом. 

Опыт — уникальная для каждого человека штука. Поэтому свои связи нужно любить, опыт разбирать и не бояться пробовать новое и разное. Как-нибудь все сплетется. 

22. Чтобы делать регулярно и не превращать это в дикое напряжение, нужно уметь регулярно отдыхать.

23. Чем сильнее себя заставляем, тем сильнее хочется бросить, потому что реальное вознаграждение в этом случае — избавление от напряга. Что с этим делать — в статье про префронтальную кору.

24. Для снижения напряга — идеомоторный эффект, когда идея формирует поведение и «фэйк ит тил ю мейк ит». Об этом в статье про полушария префронтальной коры.

25. Чувство куража и азарта подогреваются тем же кортизолом, который выделяется при реакции на острый стресс. И если сознательно перестроить мысли с «о боже, все пропало» на «сейчас мы тут всем задницы-то надерем», то есть шанс, что врубится кураж. 

26. Раны наступающей армии заживают быстрее, как раз потому что кураж.

27. Сделал — награди. Неплохо бы отпраздновать и похвалить себя за любое достижение, а особенно за то, что дается тяжело. Это работает. 

28. Знай, что дает топливо. Есть штуки, которые вдохновляют прямо здесь и сейчас. Мое внезапное открытие прошлого года — топливо дает переработка проблемы в единицу смысла. Вот как сейчас — вместо того, чтобы жаловаться друзьям о том, что пропадает интерес и бывает сложно, я придумал рассказать об этом и как я пытаюсь с этим работать. В процессе работы появляется новая информация, которую проверяю на себе. 

29. Мой показатель продуктивного мышления — это когда в голову приходят мысли по теме. Я понаблюдал за тем, в каких случаях это начинает работать:
— когда я расслаблен и не боюсь не успеть;
— когда нет жесткой концентрации на теме и желания ее решить прямо сейчас;
— когда интерес к теме работает на уровне: блин, а что так можно было?
— когда занят механическим действием: куда-нибудь долго иду, мою посуду, чищу видео-камеру.

Даже если идеи были, но забыл записать, то при похожих условиях они могут вернуться.

 

Тета-ритмы и теплота

Мне нравится слушать музыку между сном и бодрствованием: когда придремал, но звуки еще улавливаешь. В этот момент звуки взаимодействуют с ощущениями и будят кинестетические воспоминания. Не вспоминаешь, а чувствуешь, будто катаешься на веле вдоль Амура два лета назад или как было классно и солено в приморском Подъяпольске в 1999 году. И балансируешь за секунду до пробуждения. 

Какой посыл, такая и музыка: мягкая и без неожиданностей.

Скачать (мп3, 320, 58mb)

Tracklist
Hotel Neon — Dust and Drug
Gigi Masin — The Kasparian Circle
Hakobune — Photometry
Hoavi — Shells Rattle Theme
Vtgnike — Baikonur Teleport
Beatsofreen — Slowly Rising
Jamie Isaac — Last Drip
Little Simz — The Lights
Shuko & F. of Audiotreats — Beautiful
Fiendsh — Life
MonkeyRobot — Last Days
Tatsuro Yamashita — Dancer
Photay — No Sass
Mister Lies — False Astronomy

Редакторские инструменты: автозамена и майнд-карты

У меня появилось два инструмента, которые здорово облегчают жизнь редактора. Оба не новые, я слоупок, но все равно расскажу, вдруг кто не знает. 

 

Текстовая автозамена на маке, айфоне и гугль-доке

Штука, которая здорово экономит время. Вместо того, чтобы лазить по таблицам символов и хранить куски часто используемых текстов — все под рукой и настроено. Хоть рассказы забивай. 

Настраивается на раз-два:
— На маке: system preferences → keyboard → text
— В айфоне: settings → general → keyboard → text replacement. 

В гугль-документах не работает, их настраивать отдельно: Инструменты → Настройки:

Пополняю список, как только замечаю, что трачу на одно и то же действие много лишних движений.

 

Картирование структуры статьи и курса лекций

Это работа с майнд-картами. Раньше я накидывал структуру в текстовом файле, но карты оказались удобнее. В них проще выстраивать логику, потому что видны нелинейные связи и работает кинестетика, что приятно — можешь одним движением перекинуть тезис из одного блока в другой. 

Например, раньше структура изложения выглядела так:

Все в кучу, связь неочевидна, логика теряется. Чтобы перекинуть тезис, нужно копировать-вставлять строчку — сплошная суета. 

То ли дело структурировать в майнд-картах:

Все ясно: каждый тезис привязан к своему заголовку, по заголовкам считывается логика. Повернул не туда — удалил к чертям.

 

Кроме того, картами удобно конспектировать лекции. Сейчас я слушаю курс лекций Вячеслава Дубынина о мозге и составляю облако знаний по теме.

Облако знаний — это конспект с последовательными и перекрестными связями. Любая новая информация о мозге добавляется на карту, что помогает находить внезапные связи, эффективнее запоминать и погружаться в тему.

Чтобы начать конспект, я начинаю с записи темы и первого тезиса лекции:

По ходу лекции, Вячеслав Альбертович переходит к объяснению структуры мозга и делит его на три основные зоны: ствол, большие полушария и мозжечок. Добавляю к центральному тезису три карточки, каждая зона — отдельная карточка:

Дальше, когда у каждого отдела мозга появляются новые структуры, делаю каждой новые вложения с тезисами. Так карта постепенно обрастает информацией.

 

Система не идеальна. Иногда возникают сложности с параллельной информацией и тогда приходится рисовать дополнительные стрелки, которые приходится распутывать позже. Например, по ходу лекции гиппокамп вылез в старой коре и глубине височной доли, все верно, но выходит за рамки последовательной логики, спасаюсь стрелками:

 

Но вся прелесть работы с картами открывается, когда начинаешь добавлять в нее новую информацию. 

Например, я читаю статью о том, как в человеческом мозге работают две системы поиска информации: иерархическая и контекстная. С помощью первой мы ищем файлы на компьютере последовательно открывая и закрывая папки. С помощью второй, используем строку поиска.

Интересно, но хочется узнать, как это работает в мозге.

В статье не говорится, что за отдел мозга отвечает за иерархический поиск, только о том, что животные с его помощью учатся ориентироваться на местности. Но я уже знаю, что самая древняя память возникла в гиппокампе как раз, чтобы животное смогло вернуться путь домой. Ищу:

Действительно, это гиппокамп. Дополняю блок и заодно вспоминаю, что рядом расположена энторинальная кора, которая проектирует карту местности, чтобы синхронизировать ее с траекторией и найти новую — оптимальную. 

Теперь берусь за контекстный поиск. В статье говорится, что он расположен в центре Брока, ищу его на карте:

Я знаю, что с его помощью мы понимаем музыку и учимся говорить правильно. К этой информации добавляю новую о том, что он участвует и в контекстном поиске.

Так статья встроилась в облако знаний, а я вспомнил старую информацию и нашел новые связи. Карты качают.

 

Вкратце:
— 
автозамена текста экономит время на повторяющихся символах или кусках текста,
— карты помогают сделать структуру текста осязаемой и со связями,
— на основе карты можно создать и поддерживать облако знаний по сложным темам.

Карты составляю в Simple Mind Pro. В апсторе лежит фри-версия, но в ней нельзя экспортировать карты и создавать папки. Про-версия стоит 2 290 ₽, но лучше покупать с сайта — там отдают за 1 900 ₽: http://www.simpleapps.eu/simplemind/desktop

Будьте здоровы.

Как не прокрастинировать и вовремя перезаряжаться

Король написал о своем способе борьбы с прокрастинацией, а я считаю, что читать соцсети в телефоне — такая же ерунда, как читать их на компьютере. Объясню.

В отличие от хронического неумения сосредоточиться на важном, регулярно отвлекаться от интересной работы на хрень — это нормально, потому что уставшей префронтальной коре нужен отдых. Вопрос в том, как перезаряжаться. 

 

Что за кора

Префронтальная кора — передняя часть лобных долей коры больших полушарий головного мозга. Она обрабатывает абстрактные понятия, ставит цели, ищет варианты поведения и подавляет автоматические реакции лимбической системы, которая про «бей или беги».

Это благодаря ей мы не бежим за подхватившим наши чемоданы таксистом, потому что надо скорее, а тормозим его и спрашиваем цену. Благодаря ей же, не бьем обидчика сразу в лицо, а держим себя в руках и дискутируем.

У префронтальной коры есть ресурс и он ограничен. Он истощается, когда мы слишком много решаем и сильно концентрируемся на чем-то одном. Чем больше решений: что съесть на обед, что надеть на вечерний прием, как именно разделать тушу реальности в этот раз — тем сложнее контролировать свои реакции. 

Если ситуация экстренная и уровень мотивации зашкаливает: пожар, заказчик брызжет слюной, уходит поезд — это другая история: концентрация сильнее, но и откат бьет не слабо. Но об этом в другой раз.

 

Как работает в обычной жизни

В привычном режиме мозгу тяжело концентрировать внимание на одной задаче без перерывов — ресурс истощается за 30-40 минут. А истощился — начинаем тупить и саботировать работу: отвлекаемся на соцсети и веселуху. За этим есть всплеск дофамина, потому что соцсети и видосы — это приятно. Но хоть дофамин и подпитывает нейроны префронтальной коры, это как заправлять БМВ седьмой серии 76 бензином — продержишься, но недолго.

Отвлечение на соцсети — плохой отдых, потому что мозг толком не расслабляется — ты все так же сидишь за столом и нагружаешь те же отделы мозга. А выброс дофамина сбивает работу системы вознаграждения: с каждым разом концентрироваться становится сложнее, хочется чаще отвлекаться.

Отвлечься на соцсети в телефоне и правда сложнее, чем переключить вкладку, но это желание — всего лишь сигнал об усталости, странно с ним бороться — лучше отдохнуть и перезарядиться.

 

Как перезаряжаться

1. Чередовать отдых с работой по контрасту. Артем Горбунов называет это принципом динамизации, Серёга Шабалин — принципом маятника,  даосы — великим пределом.

Контрастно
25 минут пялишься в ноутбук → 5 моешь посуду

запутался в переговорах → прогулялся и попил воды


сделал подход к штанге → подождал пока пульс придет в норму

день тренируешься → день отдыхаешь

Тупо
пялишься в ноутбук по работе → пялишься в соцсеть и называешь это отдыхом

запутался в переговорах → пытаешься взять себя в руки и решить все сразу и на месте

сделал подход к штанге → сразу сделал к гире

день тренируешься → на следующий день тоже тренируешься

Озарение часто приходит в неожиданно и не на работе, потому что мы перестаем давить на уставший мозг.

 

Чем еще заняться в пятиминутках, чтобы разгрузить мозг и не смущать соседей по офису:
– принесите теннисный мячик и кидайте его в стену
– или три — жонглируйте
– пересядьте в кресло, включите плеер, закройте на глаза
– смотрите в окно, фокусируйтесь в начале на ближних объектах, потом на дальних — это хорошая гимнастика для глаз
– походите по офису, побегайте по лестничным пролетам
– считайте вдохи и выдохи
– если смелый — вкрутите турник и подтягивайтесь
делайте самомассаж
– заваривайте листовой чай по китайской науке
– в длительных перерывах гуляйте, выстраивая маршрут по самому тихому направлению: где тише всего, туда и идите

Напишите на timo@niceandeasy.me, как отдыхаете в перерывах.

 

2. Работать по режиму, потому что поддерживать ритм проще, чем жить в хаосе — все во вселенной подчинено ритму. О режиме хорошо написал Серёга Шабалин, не буду повторяться.

 

3. Менять окружение и тип задач. Префронтальная кора остается в тонусе, если добавлять в рабочий процесс новизну. На новое мозг реагирует всегда, потому что это важно для выживания: не успел сориентироваться — пока. Меняйте обстановку и тип задач — это стимулирует активность нейронов префронтальной коры.

Новизна в обстановке 
работал лицом к стене → передвинься лицом к окну
работал сидя → поработай стоя
до обеда работал дома → после — в офисе

Новизна по типу задач
писал черновик → исправляй ошибки, правь заголовки
исправил ошибки и заголовки → ищи иллюстрации
искал иллюстрации → собирай скелет статьи

Как часто — точно не знаю, исследований не нашел, по моим наблюдениям — раз в 2–3 часа. Это завязано на психологическое состояние, лунную фазу, интересность и важность задачи и еще тысячу параметров. Поэтому совет такой: устал — отдохни, не прет после отдыха — смени тип задачи.

 

※※※

Готовлю новый курс о том, как справляться с постоянными начинаниями и доводить задуманное до конца. В нем о мотивации, системе вознаграждения и дофамине подробнее. Подписывайтесь на телеграм-канал — там сообщу. 

Несмотря на категоричность — я дилетант, а не биолог-физиолог. Мне интересно изучать и картировать тему, но пропереться — на раз-два. Если обнаружили гон, напишите на timo@niceandeasy.me, буду рад.

 

Для ленивых

1. Отдыхай контрастно работе, работай контрастно отдыху
2. Выстрой рабочий режим
3. Каждые три часа меняй обстановку и тип задач

 

Иллюстрации — Киттен Дженей (kyttenjanae.tumblr.com) и вики.

Видеографам: чему учиться у Урусевского

Мой любимый русский оператор — Сергей Павлович Урусевский. Он снимал полвека назад («Летят журавли» вышел 59 лет назад), но его визуальный язык до сих пор воспринимается легко, особенно если сравнивать с операторами-современниками: теми же Леонс-Анри Бюрелем или Карло Ди Пальмой. Через их размеренность мне приходится прорываться, потому что постановка похожа на театр, а взгляд Урусевского живой, его легко смотреть.

Статья для тех, кто учится снимать «изнутри».

 

Снимайте с рук

Сравните, как следят за героем операторы. В антонионевском «Фотоувеличении» Ди Пальма снимает проход героя и агрессию на сцене дистанцированно, нейтральными планами:

 

А вот знаменитый план Урусевского из фильма «Летят журавли». Камера идет и мечется вслед за героиней, а потом — резко взлетает в небо, чтобы показать панораму и потерянность героини среди толпы и танков:

 

Конечно нельзя сравнивать подходы в лоб: у каждого фильма свои задачи. Но это отличный пример, у Урусевского камера превращает зрителя в соучастника, который бежит рядом. Поэтому, если нужна вовлеченность — снимайте с рук.

 

Сергей Павлович об игре оператора наравне с актерами
Мне всегда интересно не фиксировать сторонним взглядом происходящее, а активно вовлекать зрителя в то, что происходит на экране. Превратить зрителя в соучастника — чтобы он не только переживал за героя, а как бы сам бежал за вертолетом, мучился вместе с героем. Так мы пытались сделать в «Неотправленном письме», когда они находят алмазы. 

Это не то, что я заранее придумал: сниму картину так-то, применю такие-то приемы, технические средства. Нет, это возникало само собой, в процессе работы и видения картины. Мне показалось, что вот здесь сам бог велел снимать ручной камерой. Я уверен, что оператору нужно работать, играть вместе с актерами. Я серьезно говорю, дело не только в том, что бежишь с ними. Движение камеры очень активно. Через камеру я выражаю свое отношение к событию, и она становится соучастником. Зритель — тоже.

 

Сам Сергей Павлович считал лучшей работой с ручной камерой — фильм «Неотправленное письмо»: о четырех геологах, которые ищут алмазы в тайге и спасают друг друга. Фильм не такой известный, как ранние «Журавли» и многие считают его неудачным, объясняя разными причинами. Например, Тарковский — тем, что режиссер Михаил Калатозов так и не смог пройти по собственному пути и метался между экспериментальной и традиционной формой режиссуры. Сам Урусевский считал так же — не дожал.

А по мне фильм крутейший, и в первую очередь — визуальным языком. Кажется, что в «Выжившем» больше отсюда, чем от Тарковского.

Вот фрагмент фильма о том, как геологи прорываются сквозь тайгу к месту работы. Урусевский писал, что их критиковали киты кинематографа вроде Ромма или Ройзмана: «длинно — сократите». Они пробовали резать, но тогда пропадало ощущение тяжелой работы и нудности, которая возникает только когда люди долго идут, и идут, и идут. Поэтому оставили проходы долгими. Это работает.

 

Урусевский о «Неотправленном письме»
Три четверти фильма снято ручной камерой. Со стационарной у меня ничего не получалось. Все было мертвое, монументально-статичное. А когда брал ручную камеру, ходил с ней, изображение чуть приближалось, чуть перекашивалось и становилось живым, трепетным. Я не мог обходиться без ручной камеры даже тогда, когда, казалось бы, можно снять и стационарной. Стационар фиксировал бы события, а не жил. Ручной чуть перекосишь в одну, потом в другую сторону, движение туда, назад — и все начнет дышать.

 

Из дневника съемок
«24 августа 1958 г. Придумал Сергей Павлович кадр совершенно без учета собственной «воспламеняемости» — себя с камерой внутри огня, в самом центре. Что же потом удивляться «эффекту присутствия», если оператор с камерой почти горел на костре — без фокусов, самым натуральным образом. 

Замотали его, как куклу, в асбест. Хорошо еще, что согласился подстраховаться. Но какой же это добавочный вес к камере, сколько килограммов! Поначалу шло гладко. Одна накладка: Таня все же привалилась не к своему дереву, но Сергей Павлович выкрутил камеру, будто так кадр и задумал. Ватник на нем вспыхнул, несмотря на асбест, с трудом сбили огонь. А он злился, что били по спине, — помешали доснять». 

 

Съемка ручной камерой помогает управлять физикой кадра, узнаваемый прием Урусевского — подчеркивать действие движением камеры. Как в сцене убийства повстанца в «Кубе»:

 

Выстрел — камеру перекашивает, мы это чувствуем, потому что мы — кинестетические существа. Тот же прием в «Неотправленном письме»:

 

Используйте широкоугольные объективы

Широкоугольные — объективы с фокусным расстоянием меньше 50 мм. Они и острый угол съемки помогли Урусевскому создать эффект бега рядом с героем. Широкий угол сглаживает тряску ручной камеры — Сергей Павлович не пользовался стэдикамами, их изобрели только в 1977 году. 

Этот прием взял Кристофер Дойл, оператор Кар Вая, но об этом я уже писал: в разборе приемов Дойла и статье о том, как начать снимать.

Такой выглядит типичная композиция Урусевского:

 

Широкий угол закидывает прямо в толпу провожающих: 

 

Он хорош для нескольких планов в одном кадре: когда начинаешь с общего  плана и переходишь в портрет. Примеры уже были выше — сцена с танками в «Журавлях» или охота в «Письме». А вот портрет крестьянина из «Кубы»:

 

Мыслите шире

Другая особенность съемок Урусевского — сложные технические сцены и инженерные находки. Все эти краны, магнитные защелки, длинные кадры с меняющейся панорамой — естественные его натуре штуки. Он придумывал их сам и мастерил из подручных материалов.

Например, в институте Урусевскому в руки попала «Лейка» третей модели — камера классная, но студенту не по карману. Тогда он пришел домой и выпилил из фанеры свою собственную фотокамеру.

Фанерный фотоаппарат Урусевского «УРУ-1». Фото из жж Анны Баскаковой

Фанерный фотоаппарат Урусевского «УРУ-1». Фото из жж Анны Баскаковой

 

Мало смотреть хорошее кино и брать приемы — чтобы сделать кадр, нужно включать голову и фантазию. Урусевский это умел, его не останавливали технические ограничения. Мне нравится находить принципы работы его изобретений — они элегантны и мощны.

Это не значит, что на каждую съемку я изобретаю лифты и натягиваю тросы: это напоминание, что возможно все, и не нужно утыкаться в исхоженные приемы. А вместо того, чтобы покупать очередную приблуду, читаю diy-статьи как ее сделать.

Подборка DIY-снаряжения на пинтересте

А еще это дает энергию снимать круто.

Сцена самоубийства героини в «Журавлях» работает из-за экспериментов со скоростью кадра: начинается с 18, потом прореживается до 12, а когда в кадре одни ветки — до 4. Это работает, потому что передает настроение человека, который собирается кинуться под поезд: прохожих не видит, зрение фрагментарно — просто, но сила. 

 

А вот пример съемки довольно хитрой панорамы, которая может и не броситься в глаза, если не вглядываться. Урусевский ей очень гордился.

Сергей Урусевский о том, как снимался фрагмент
Построили мы вышку, с нее спустили трос, по тросу пустили камеру, она шла в свободном падении, на роликах. Актер бежал по земле, под тросом, а камера была жестко на него направлена. Хитрое устройство: с помощью магнита камера присасывалась к тросу. Мы были спрятаны. Все это происходило в кокосовых пальмах. Сначала ничего не видно на экране, кроме их верхушек. Потом вы как бы продираетесь сквозь ветви и видите: на общем плане бежит человек, оглядывается. Он все ближе, ближе. 

Пока спускалась по тросу камера снимала сама. Когда она проходила мимо нас, мы, трое, выскакивали из убежища вслед за ней. Я хватал ее в руки, буквально ловил, второй человек откреплял этот магнит, а ассистент хватался за фокус. И это обязательно надо было проделать вместе с артистом. Потому в этом месте он останавливался на секунду и оглядывался. Дальше мы с ним бежим вместе. Бег все быстрее. Я на ходу сажусь на тележку, и мчится она с ужасающей скоростью.

Потом артист опять подбегал к каким-то пальмам, опять оглядывался – уже на очень крупном плане, я незаметно сходил с тележки и дальше бежал с ним, снимая уже в спину. Я очень горжусь, что он нечаянно все-таки упал, а я с камерой — удержался.

Но не в том дело. Хитрость даже не в сложности совмещения подвесной дороги с тележкой и пробегом рядом. Во время съемки садился аккумулятор камеры. Мы нарочно взяли истощенный, и скорость от нормальных 24 кадров доходила до 16, 14 и даже до 12. Поэтому ритм в конце плана очень усиливался, а экспозиционно это было незаметно. Потом пленка идеально печаталась на одном свету, а ритм движения убыстрялся и доходил до нужного.

 

Самый известный фрагмент из «Я — Куба» — план открывающий фильм. Не видели, посмотрите:

Урусевский о съемке сцены на крыше:
Это было интересное устройство, специально построенное. Шахта такая. На противовесе устроена ступенька, крошечная. Я подходил, держа камеру в руках, садился, и она, как лифт, спускалась. Потом я снова шел пешком. Мы там выезжали даже за пределы небоскреба. 

Я вместе с ней входил в воду. Дальше шла подводная съемка. Там есть кадр, разделенный пополам: он и над водой и в воде. Так бывает перед глазами плывущего человека. Это для большего ощущения живой воды.

Камера была со стеклом. Это было довольно нахально сделано, вода внутрь проходила. После каждого дубля камеру разбирали и чистили. Ведь панорама шла дольше ста метров, поэтому перезаряжали каждый дубль. Вода накапливалась, но на пленку попадать не успевала, вернее, пленка не успевала набухнуть. Единственное, что мешало, — разность температур воды и воздуха, поэтому в камере все запотевало.

 

Другой пример сложной задумки — сцена похорон повстанца из «Кубы». Черт побери, это очень смелый замысел:

 

Самое известное изобретение Сергея Павловича — круговые операторские рельсы для съемки сцены гибели Бориса. Чтобы снять пробежку по круговой лестнице, он придумал механизм, который крутился и поднимался выше вслед за героем:

 

Сергей Павлович Урусевский о съемках
Я в детстве очень любил шоколад. Теперь, конечно, к нему остыл, но тогда испытывал чисто физическое наслаждение. Потом, когда смотрел спектакли Мейерхольда, у меня было то же, чисто физическое ощущение наслаждения. И сейчас, когда я снимаю, у меня вдруг возникает то же детское чувство, будто ем шоколад. Я просто получаю удовольствие. А когда получаешь удовольствие, работа идет. И наоборот, как только настроение испортится, уже ничего хорошего не получается. Делать кино можно только с хорошим настроением, с полным сердцем, с верой в то, что снимаешь. Снимаешь не для кого-нибудь, а для себя. Я убежден, что только «для себя» и можно создать то, что станет искусством. 

Урусевский камерой Родченко

Урусевский камерой Родченко

 

※※※

Не снимайте одно и то же, не воруйте у других видеографов, воруйте у великих. Разбирайте фильмы и пробуйте узнаваемые приемы, чтобы закинуть в себя топливо. Такой разбор — мой способ взбодриться и обновить арсенал. Если у вас есть собственные приемы обучения, пишите смело на timo@niceandeasy.me

 

Вкратце

Снимайте с рук
Используйте широкоугольные линзы
Мыслите широко и думайте головой — не ограничивайтесь
оборудованием в рюкзаке и набором картинок в голове.

 
 

Фрагменты и кадры

Летят журавли, 1957
Неотправленное письмо, 1959
Я — Куба, 1964
Бег иноходца, 1969

Сентябрь в Европе

В сентябре ездили по Европе: это был медовый месяц, долгожданный отпуск и первый раз на западной стороне. Долго ничего не выкладывал, потому что в процессе дневник не вел, после мысли улетучились и не знал о чем писать. Впрочем, и сейчас не знаю, поэтому о каждом городе — фотографии и разрозненные наблюдения.

 

Таллин. Был, но не снимал.

 

Рига

Рига. Странный и ветреный. Странный из-за мысленной установки: перед приездом спрашивали у знакомых о городе — все говорили о скуке и непонятности. Король пишет. Жили на улице Марсталю в мансарде, окна упирались в крышу Реформаторской церкви 1733 года. Вот она на первой фотографии. 

В городе много велосипедистов, тут их любят. В подворотне нашли гипсовый нос на стене. Откуда — неизвестно. Мимо проезжал парень с котом на плече, не захотел фотографироваться и погрозил пальцем. Ветер, простыл.

 

Берлин

Три дня: послушали барных диджеев, попробовали лучший эспрессо в мире в Бонанза Кофи Хироус, пропустили фестиваль с Радиохэд и Кингс оф Леон. 

Стена крутая, но не Ист Сайд Гэллери с Брежневым, а та, которая в Митте: с реконструкцией пограничных зон, фотографиями в стену дома и метками убитых перебежчиков.

 

Вильнюс

Хорош и мил. Жили в центре, к этому моменту освоили мапс-ми и каждый вечер строили маршруты от бара к бару, которых много и все разные. Одни традиционные, с горящими сосисками и сваренным пивом — сюда возят немецких туристов. Другие для местных — урбан-вариант, который встречается в любом городе мира: бетон, бургер и припаркованная фикса. Или для интеллигенции — в одном таком живет собака Блоха, которая в анонсе гостей встречает, а нас не встретила, зато был незнакомый пудель на диване и бокал сухого Гевюрцтраминера с внезапным сладким привкусом.

 

Варшава

Попались на дерзких таксистов. Устроились в квартире с высокими потолками и двумя ярусами — эйрбиэнби не подкачал. На улице устроили зиму и снимали рекламу. Чего — не ясно. В следующую ночь на этой же улице встретили мужика, который сидел у окна в подвал — там у него стояли самодельные наливки по 6 злотых стопка. 

Гуляли со знакомым Павлом Мышкой, который показывал нам дорогие бары с дерьмовой музыкой, классный ночной рынок (привет, Быдло Повидло!) и парк, в котором павлины, китайская аллея и нельзя сидеть на газонах — приедет охранник на сигвее и заругает.

 

Греция: Афины, Агия Пелагия, Санторини, Ретимно

Тут уже все смешалось окончательно. В Афинах — вечер, чтобы посмотреть акрополь, вход в который оказался 20 евро с носа, а до закрытия — час, так что задание провалили. Поселились в трех километрах от центра, на поверку — пакистанское гетто с упоротыми наглухо героинщиками, заброшенными домами и ощущением подгнившего Гуанчжоу: вонь, рынок, толстые мужики делают ставки на футбол. А граффити крутецкие.

 

Агия Пелагия — это такая деревня в Ираклионе, которую почему-то полюбили российские блогеротуристы. Ничего интересного, бегать страшно из-за собак, но перепады высот классные. Не снимал.

На Санторини поехали в забастовку паромщиков. Туда добрались, назад на сутки задержались. Знаменитая деревня с белыми стенами и синими крышами не по нам. А пляжи тут классные.

 

В Ретимно взяли автомобиль и гоняли по пляжам.

 

Классный месяц.

Цикл про кино. Десятилетие как есть

 

Снял документальный фильм о дизайн-студии «Пилигрим», с ребятами из которой работаю и дружу уже пять лет. Это самый короткий по срокам и длинный по продолжительности фильм из всех, над которыми я работал. За 2 месяца — часовой фильм, с параллельными съемками и монтажем. В статье разберу ошибки и отмечу удачные моменты.

 

Зачем

Все просто: в этом году студии исполнилось 10 лет. Это немало — целая эпоха. За десять лет изменились сами ребята, их цели, окружение и привычки. Кто-то ушел, что-то добавилось, и как все начиналось стало забываться.

Поэтому мы отправились в путешествие во времени: походить по прежним офисам, повспоминать байки, поговорить о серьезном. Кто с самого начала — вспомнят как начинали, кто только пришел — увидят откуда ребята идут. А это важно.

Великий наставник Шэньхуэй близко знал Шестого патриарха Хуэйнэна. Как-то раз Хуэйнэн спросил Шэньхуэя:
— Ты откуда пришел?
— Из ниоткуда, — ответил Шэньхуэй.

 

О чем

В фильме две линии. Первая — путешествие, которое грубыми стяжками проходит от начала и до конца фильма. Учредители вспоминают как все было, ходят по старым офисам, разбирают коробки с вещами, травят байки и ностальгируют по пиву.

Вторая часть — вкрапления о сегодняшнем. Об этом говорят дизайнеры, редакторы, стажеры — все те, кто ходит на работу каждый день. Рассказывают о разном: о классных штуках и тех, которые не по нраву, о подходе к работе и дружбе. Крупными мазками — слепок реальности.

 

Я решил не кутать героев в лавры и забить на хвалебности, иначе фильм утонет в патетике производственной документальщины о мощных дедах и суровом преодолении. Ребята — молодцы, об этом говорится, но я старался дозировать и больше говорить на темы, которые спонтанны и часто «не на камеру, пожалуйста». 

У студии есть проблемы и это нормально. Моя сверхзадача была помочь студийцам увидеть себя со стороны. Я щупал противоречия и искал конфликты: друг с другом не всегда будешь откровенным так, как с нейтральным человеком после часовой беседы.

Не получилось. Снимать документальный фильм о компании с таким подходом — провал. Каждый студиец искал и оценивал себя: классно ли выглядит, не фигню ли говорит. Поэтому конфликты и нейтральные взгляды сгорели в верхних слоях атмосферы на подступах к разуму. Себе на будущее — не нужно играть в психотерапевта в юбилейных фильмах, когда об этом не просят. О других факапах ниже.

Товеровский о результате в мире клиента

 

Как выстраивал

Если первая часть по времени линейна: от ухода из издательства до переезда в нынешний офис, то вторую я выстраивал в процессе съемок. Слушал записи, находил повторяющиеся темы. Это не сложно: ребята говорят об одном и том же. Осталось сгруппировать, оставить важное и сложить историю.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Старался увязывать рассказы друг с другом, монтировать так, чтобы одна история переходила в другую, а не обрывалась на полуслове и темном экране. Например, иллюстратор Сергей рассказывает о том, как пришел в студию и упоминает других ребят, следующий рассказчик — один из тех, о ком говорил Сережа. Этот рассказчик, в свою очередь, говорит о любимом проекте и следующая история — о проекте с точки зрения третьего героя.

Искать и находить паттерны — это интересно. Не всегда получается делать это на уровне смыслов, тогда хватаешься за общее визуальное: в этом кадре заканчиваешь на спине Гоши, в следующем начинаешь со спины Леши. Простой, но действенный прием. 

 

Чтобы равномерно распределить две части по времени всего фильма, придумал вспомогательную цветовую систему на монтажном столе. История — фиолетовая, интервью — синее, байки вне контекста — бирюзовые. Отдаляешь монтажный стол — окидываешь взором общую картину, где надо корректируешь.

Система вспомогательная потому, что внутренний ритм фильма все-таки оценивается по ощущениям, а не на правилах равноудаленности эпизодов. Нельзя предугадать на каком расстоянии друг от друга должны стоять исторические вставки. Но если словил туннельный синдром и не можешь смотреть на работу со стороны — поможет. 

 

Отлично сработало правило Ильяхова о поиске хорошей идеи: «первые два раза — черновик, третий — интересная тема». У меня так и получилось: первый монтаж — лажа, второй с нуля — мимо, третий с нуля — история сложилась. Вроде бы магия, но все просто: мозг привыкает к информации, пугающая новизна отступает, начинается внутренняя работа со знакомым. Это как кататься на лонгборде: первый раз не получается, второй со скрипом, в третий учишься входить в повороты сидя. Ну вы поняли. Поэтому не стоит отказывать себе во внутренней работе над проектом. Интересных решений с первого раза не бывает. Сделаю памятку, повешу над рабочим столом. 

 

Сложности и факапы

Маленький срок: 2 месяца на 16 интервью, 5 вылазок с учредителями и постоянные подсъемки в процессе. Работать как раньше: все снять, потом монтировать, не получалось, поэтому собирал смысловые отрезки после каждой съемки. Финальный кадроплан сложился после всех съемок. 

В этом есть кайф — работаешь на волне и по инерции, собираешь паззл смыслов и картинок, но нет преимущества отложенного монтажа. Для меня именно в нем кроется важный процесс работы над фильмом: снял → отложил → передал бессознательному → смонтировал. Никогда не помешает отложить работу, чтобы внутренний режиссер уступил место внутреннему монтажеру.

Нечеткое планирование. По идее все съемки и договоренности стоит распланировать заранее, но я положился на случай, старался все время находится в студии и снимать спонтанно. Заснял хорошие штуки, но провалил пару интервью с хорошими ребятами.

Страдающий звук. После съемок «Разума и чувств» я купил диктофон и зарекся лажать со скрипом и ветром. Сейчас он в некоторых случаях сработал, а там где ветер и прогулки нет. Поэтому, нужно подтянуть техническую часть. Если кто читал что-нибудь по теме, киньте ссылки на timo@niceandeasy.me, пожалуйста.

Отсутствие команды. Все-таки нужна команда из специалистов, которые умеют делать что-то лучше меня. В этом плане фильм повлиял: в нем ребята часто говорят о том, что сделать что-то классное можно только в команде. Потому что каждый человек — космос, и при столкновении новых космосов происходит взрыв и получается нечто такое, до чего в одиночку не добраться. 

Неутвержденное понимание задачи. Проходил эту тему все две ступени Школы редакторов, но зафакапил. Понадеялся на то, что раз с ребятами пять лет из их десятки, то мы найдем общий язык. Нет, ребята, ружье и вправду всегда заряжено, и если что-то готово пойти не так, оно пойдет. Поэтому на будущее: настраивать камертон понимания письменно.

Горбунов о понимании задачи

 

Выводы

— Я думаю, что сделать классную и цельную историю о студии получилось. «Студию делают люди» — повторяющаяся мысль. И ребята, которые стоят за студией, на самом деле рассказывают интересные истории, которые интересно слушать даже незнакомым людям.

— Чтобы сделать, нужен результат в мире клиента и попадание в ожидания. С этой точки зрения — не сделал. Двойственность!

— Просить больше времени (и денег).

— На следующий проект собрать команду и решить звуковые проблемы.

 

Фильм

#35. Помочь новому знакомому говорить только о себе

Это штука, которую я вычитал в посте Митрича об упражнениях для мозга от Дороти Бранд. Нужно все разговоры переводить на личность собеседника и говорить только о нем: интересоваться и слушать. Стало интересно, потому что в последнее время часто ловил себя на большом количестве «я» и желании понравится. 

 

В один день стригся в Фирме у парикмахера Бориса. Целый день молчать скучно, поэтому ребята развлекаются беседами — в самый раз для эксперимента. Я просто спрашивал о нем самом: где и чему учился, чем еще занимается, почему забросил фотографию, что фотографировал, почему не любит свадьбы. Когда Боря задавал вопросы мне — плавно возвращал.

Говорить не о себе легко. И собеседнику приятно говорить о себе, и тебе легче, потому что снимает груз желания понравится и придумать что-нибудь оригинальное. У меня нет никаких мнений, все интересно, бомби. Не знаю, что чувствовал он, но мне нравится, когда тобой интересуются и слушают — как, наверное, и всем.

У Питера Хега в «Тишине» есть замечательный пассаж, я его уже приводил в одном из уроков курса:
- Мать Рабия, - сказала она, - мой учитель и предшественница, часто говорила, что воспринимает людей так, будто они заключены в пузыри. В пузырях, в одном или двух местах, есть совсем маленькое отверстие. Только через эти отверстия пузыри могут сообщаться с другими пузырями, только через них люди могут общаться и воспринимать действительность. Вот почему мы все время переживаем одни и те же немногочисленные важные для нас ситуации. Каждый из нас носит в себе свою собственную реальность. И очень мало взаимодействует с реальностью других людей.

 

 

#16. Выходной без планов

В июле завел лайфлист и напланировал до конца года, но жизнь закрутилась последними неделями школы редакторов, готовящейся свадьбой и документалкой.
В очередной раз пришлось начинать все сначала. Лайфлист без рефлексии не работает (у меня), поэтому публикую— небольшой отчет о каждом пункте по порядку.

Дела из списка я выбирал в воскресенье с помощью рандомизатора. Какой номер выпадет, за тот и берусь. И хорошо, что пока обошлось без драки.

 

Сложность планирования

Я люблю планирование и контроль, но когда этого много — выматывает. Поэтому решил попробовать день без планов: что захочется, тем и займусь.

Само по себе планирование — штука полезная и без него никак, потому что это функция префронтальной коры. Мозг не хочет угадывать, он хочет знать наверняка.  Планы помогают концентрироваться, а не метаться между охапками горящего сена. Но у префронтальной коры есть конечный ресурс, и когда задач и принимаемых решений становится слишком много, теряешь легкость и ощущение свободного пространства.

Чтобы впустить немного воздуха, решил в один из выходных ничего не планировать и посмотреть, что из этого получится.

Наталья Стельсон о префронтальной коре

 

Что получилось

Без планов никак. Когда мозг привык планировать и что-то решать, резкая остановка и ничегонеделание воспринимаются как проблема. Мозг спешит на помощь и рисует картинки классных занятий в строгом порядке: в начале фильм, потом лежать и читать про нейропластику, после — сделать хинкали на пару. Видение дня собирается само, никаких усилий.

Это не круто, потому что и здесь нет никакой легкости. Ты хочешь отвечать на вызовы дня и следовать импульсу, а мозг все выстроил и бьет тревогу, если что-то вдруг идет не так.

И тогда я понял: здесь важно вести себя также, как во время практики свободного письма: дать возможность тексту писать себя, а не стараться писать текст и придумывать темы наперед, чтобы  ступор не настиг. То же с бегом по новым местам: пусть маршрут сам себя прокладывает, не нужно его придумывать заранее.  Ступор возникает от чрезмерного напряжения или крайнего расслабления, а когда наблюдаешь за действием — оно происходит само собой. Как в истории о мастере Бяне из «Чжуан Цзы»:

«Царь Хуань-гун читал книгу в своем дворце, а у входа во дворец обтесывал колесо колесник Бянь. Отладив молоток и долото, колесник вошел в зал и спросил: «Осмелюсь полюбопытствовать, что читает государь?»
— Слова мудрецов, — ответил Хуань-гун.
— А мудрецы те еще живы? — спросил колесник.
— Нет, давно умерли.
— Значит, то, что читает государь, — это всего только шелуха душ древних людей.
— Да как смеешь ты, ничтожный колесник, рассуждать о книге, которую читаю я, — единственный из людей? Если тебе есть что сказать, то говори, а нет — так мигом простишься с жизнью!
— Ваш слуга судит об этом по своей работе, — ответил колесник. — Если я работаю без спешки, трудностей у меня не бывает, но колесо получается непрочным. Если я слишком спешу, то мне приходится трудно, и колесо не прилаживается. Если же я не спешу, но и не медлю, руки словно сами все делают, а сердце им откликается, об этом не сумею сказать словами. Тут есть какой-то секрет, и я не могу передать его даже собственному сыну, да и сын не смог бы перенять его у меня. Вот почему, проработав семь десятков лет и дожив до глубокой старости, я все еще мастерю колеса. Вот и древние люди, должно быть, умерли, не раскрыв своего секрета. Выходит, читаемое государем, — это шелуха душ древних мудрецов!» 

 

Что в итоге

В истории с адаптивностью и планированием середина вот в чем: режим, который организует день важен, потому что задает ритм и экономит ресурс префронтальной коры. Мозг любит ритм, Вселенная любит ритм. Но ритм — не газ в пол и четкие планы, а сочетание мягкого и жесткого, импульсивного и подавляемого. Об этом хорошо написал Сергей Шабалин в заметке «Режим дня»

Пометки для себя: количество несдвигаемых дел должно быть ограничено, чтобы префронтальная кора не вырубилась раньше времени, три на день — хорошее число. Давняя история, но периодически приходится напоминать себе об этом.

Автоматизация дел — штука, которая освобождает ресурсы для принятия решений. И дело не только в изучении горячих клавиш и автоподстановке слов (о чем написал Сергей Капличный ), но и выборе одежды и ожидаемого меню на неделю. Чем меньше решений, тем спокойнее кора.

Ну и периодическое ничегонеделание — навык, без которого тяжело обойтись.

О принципах и выходе из штопора

 

Зачем нужны принципы
Все в жизни крутится вокруг придуманных моделей мира и принципов, которые помогают в них ориентироваться. Долгое время я относился к принципам как строительным лесам. Буквально так и называл — «принципы бамбуковых лесов». Это вещи, которые помогали быть собранным, когда реальность сурова: спи много, ешь здоровую пищу, работай с утра и не отходи от этого ни на шаг.

Следование принципам похоже на строительство лесов

Следование принципам похоже на строительство лесов

Провалился на собеседовании — не беда, если выспался накануне значит сил достаточно. Заказчик не принял работу с пятого раза — ерунда, со всеми бывает, главное, что начал работать с самого утра и до сих пор полон энергии. Принципы держат на плаву.

Вроде бы нормальная тема: защищай свое время и планируй день вокруг того, что делает сильнее. Но меня подвело отношение. Я относился к принципам как чему-то недвижимому — как к строительным лесам, которыми облепляют ремонтирующееся здание. Ни сдвинутся, ни прогнуться. 

Не получилось встать рано — работа не прет, не закончил в назначенное время — перегорел. Нервничаешь, суетишься и тратишь энергию впустую. Это здорово усложняет жизнь: там где нужна гибкость, врубается дикий паралич. Если принципы перестают помогать и становятся важнее самой жизни, то какой в них толк. 

На тему есть классный отрывок из фильма «Старикам тут не место», где Чигур встречается с Карсоном:

 

Потом я понял, принципы — направляющие, которые помогают ориентироваться в реальности и восстанавливаться в процессе. Управлять принципами, это как править лодкой, а не строить неподвижные леса. Дует ветер в правый борт — паруса налево, идешь в бейдевинд — потрави шкоты.

 

Хорошо, когда умеешь рано вставать и делать кучу дел до завтрака. Но если этого не произошло — это не конец света. Звучит странно, но я часто страдаю, если что-то идет не по плану. Дело не в принципах, а отношении и нужно что-то делать со штопором.

Легко сказать: зашорился — возьми себя в руки и выйди из привычного. Это одинаково правильный и бессмысленный совет. Правильный, потому что брать себя в руки надо, а бессмысленный, потому что очевидный и не объясняет, что делать. Поэтому, я решил узнать, как это работает в мозге и найти переключатель между активным участием и пассивным укрывательством за привычным.

 

Как выходить из штопора
В коре головного мозга есть четыре доли: затылочная, теменная, височная и лобная. Нас интересует лобная — она командный пункт, в котором находятся центры отвечающие за деятельность и критическое восприятие. Делится на левую и правую. Левая отвечает за активность, присутствие «здесь и сейчас» и положительные эмоции. Правая за пассивное поведение, неприятие существующего и негативные эмоции.

 

Левая доля
Много ходишь и занимаешься спортом
Знакомишься и общаешься
Погружен в работу и ловишь поток
Можешь остановиться и передохнуть
Концентрируешься на содержании
Жмешь плечами и идешь дальше

Правая доля
Часами сидишь на месте
Молчишь и закрываешься от мира
Тупишь и не можешь прекратить серфить
Не можешь оторваться от занятия
Концентрируешься на поиске виноватых
Паришься, если не получается привычное

 

Чтобы чувствовать себя живым и активным, нужно периодически смещать активность в левую долю. Тут помогают занятия спортом, описывание негативных эмоций и выход из «статуса кво» при любом удобном случае.

Спорт или любая физическая активность увеличивают выделение эндорфина в кровь, функции которого обезболивать и приносить удовольствие. Тут все топорно: запарился — побегай. 

Описание эмоций помогает дистанцироваться и обращать на них внимание. Дистанцирование — это когда ты чувствуешь холод, но не мерзнешь. То же самое с эмоциями: можно их ощущать, но не поддаваться. Чувствуешь, что закипаешь — пишешь: «закипаю, от того, какая кругом несправедливость». Обращаешь внимание = переводишь в сознательное. Работает, но не всегда удобно записывать на ходу. 

Практика с перевешиванием браслета с руки на руку в момент фиксирования негативных эмоций работает поэтому же: учишься наблюдать и обращать внимание на то, что чувствуешь.

Выход из «статуса кво»: кардинальная смена деятельности. Сидишь часами за ноутбуком: встань, пройдись, пробеги пару лестничных пролетов.

Фэйк ит тил ю мейк ит. Имитация уверенности, что все получится и создание положительной обратной связи. Попробуйте выпрямиться и смотреть уверенно, как девушка на фото выше — настроение улучшится. 

 

Принципы и привычные реакции часто считают частью личности, но на самом деле это части памяти, которая основана на бессознательном опыте. Если слишком ударяешься в привычки, даже которые несут пользу и теряешь гибкость, значит правая доля активнее левой. Чтобы выйти из бессознательного штопора — активируйте левую лобную долю: ходите, общайтесь, коммуницируйте. Даже через силу.

 

Саммари
— принципы помогают реагировать в повторяющихся ситуациях; 
— если принцип становится важнее реальности — к черту;
— гибкость решает, поэтому «бамбуковые леса» проиграли «парусному подходу»;
— подавленность и недостаток пространства — активность правой лобной доли, которая отвечает за привычки, пассивное действие и негативные эмоции;
— чтобы выбраться, нужно активировать левую лобную долю: описать эмоции, перестать делать, что делал и взбодриться: попрыгать, поприседать, прогуляться;
— фэйк ит тил ю мейк ит.

По теме
Джон Арден «Укрощение амигдалы»
Беловешкин о поясной извилине
Фотопроект Грейси Хаген «Illusions of the body»
Пятое письмо о телесности и напряжении из курса о внимании
Эми Кадди о телесности на TED

PS. Я не физиолог, поэтому мог легко налажать с научными знаниями. Если увидели косяк, напишите на timo@niceandeasy.me

Почему всегда приходится начинать сначала

Читатели курса часто задают один и тот же вопрос: почему всегда скатываешься в привычное и перестаешь быть классным? Почему кончается запал и изменение в длительной перспективе не работает? Я тоже волнуюсь по этому поводу, и сейчас ответ для самого себя выглядит так: потому что это вечная история. 

Когда в детстве я узнал, что для того, чтобы быть сильным и крепким, нужно тренироваться всю жизнь, я расстроился. Мне казалось, что у всего есть прогресс-бар, который нужно заполнить до определенного уровня и оно будет работать. Но так не бывает: работает то, что работает. Пока регулярно тренируешься — мышцы растут, пока регулярно фотографируешь — прокачиваешь вкус. Остановился — откатился назад.

 

Если нет определенной привычки, то работает то, к чему мозг привык. Что легче, того и приоритет. Если учишься вставать в 6 утра, а обычное время — 8, то когда случится незапланированное и съест силы, встанешь в обычные 8. Привычки — сформированные нейронные пути для экономии энергии мозга. Чтобы мозг выбирал новое поведение, ему нужны новые привычки, которые нарабатываются регулярностью (даже через силу), и обязательной наградой. Иначе зачем это все.

Про привычки напишу серию подробных писем в расширенном курсе о внимании, который стартанет в сентябре.

Но даже если привычка или система работает, однажды что-то пойдет не так: забудешь внести запись о потраченных деньгах, две недели подряд будет идти дождь и никаких пробежек — мало ли что. В таком случае придется начинать все сначала: включать предельное внимание, выводить привычку из бессознательного и анализировать, что работает, а что нет. И это нормально.

Начинать все заново — нормально

 

Я начинаю заново примерно каждые 40 дней. В экселевском файле с бюджетом появляется черная дыра, турники забрасываются, проекты из вдохновляющих становятся «нужными». За месяц с небольшим я успеваю погрузиться в бессознательное, почти все системы начинают сбоить и вот уже ищешь пространство, чтобы подсобраться и честно взглянуть на привычки и отношения к жизни. Чтобы что-то получалось и менялось в длительной перспективе нужны регулярные начинания. Как без них, не знаю.

Тут можно поступить так: либо ждать, пока не прижмет и пересматривать свои системы по мере поступления сумрачных состояний, либо ставить маячки на проверку приборов раз в 40 дней. В календаре, со специальным будильником и напоминанием: «29 июля — проснуться». Но штука в том, что такое решение — тоже система, а любая система однажды засбоит. Поэтому, лучший будильник — реальность.

 

Кратко:
        любая система или привычка рано или поздно засбоит;
        начинать все заново — нормально;
        реальность — лучший будильник.

Лайфлист 2016

Жизнь — классная штука, в которой много неизвестного. Чем дольше живешь и лучше умеешь, тем больше автоматизма. Это нормально, потому что привычки экономнят энергию на случаи столкновения с реальностью. Обратная сторона — увлечение повторениями, боязнь спонтанных решений и закостенелость.

Последние два года я слишком увлекся правильной рутиной и забыл о важности внезапного. Тяжело бросить все и пойти в кино, потому что сам себе наобещал.  А нового хочется — якорь на руке чешется и зудит. Хьюстон, у меня проблема найти баланс между привычным и новым, пш, что делать, пш. Делать лайфлист — штуку, которую придумал Серега Капличный.

Лайфлист — список из дел, которые всегда хотелось, но времени нет. Это те дела, которые сжигаются на костре в угоду «нужно» и «должен». К черту, в безумствах сила. Поэтому, вот список — 31 дело на остаток 2016 (в идеале 100). Каждую неделю по делу — и полный вперед. Пока мир в огне, нет причин не сделать свой лайфлист, юзернейм.

Брюс Ли говорил: «В жопу ожидания, создавайте возможности».

1. Подраться
2. Записать пятитрековый джазовый альбом
3. Пройти курс «На пределе», где рано вставать и каждый день выходить делать что-то сложное
4. Сделать со Светой двойную татуировку с велосипедами
5. Каждый месяц заменять вредную привычку полезной
6. Молчать 48 часов
7. Сделать серию уличных портретов
8. На день отказаться от всего цифрового и электрического
9. Пробежать полумарафон
10. Бегать зимой
11. Подобрать и выходить уличного кота, отдать в добрые и теплые руки
12. Научиться подтягиваться 30 раз
13. ✔︎ Увидеться с Алишем
14. Сделать портреты близких мне людей
15. Снять художественную байку у костра
16. ✔︎ День без планов: ни в голове, ни на бумаге
17. Неделя бесплатной помощи
18. Встать в пять утра и проехать 40 километров на велосипеде
19. Купить чужую тележку продуктов в супермаркете
20. Переснять детскую фотографию с теми же героями
21. ✔︎ Написать рассказ
22. Пожить неделю на даче
23. Делать портреты всех встреченных с кем общаешься больше пяти минут
24. Посетить с друзьями пять странных забегаловок, куда никто из нас не ходил
25. Раз в неделю работать в новом месте
26. Снять отрывок из хорошего рассказа
27. Трафаретить стихи Басе по городу
28. Поддержать разговор, когда вообще не понимаешь о чем идет речь
29. Прикинуться кем-то другим
30. Предложить пяти друзьям завести такой же список
31. ✔︎ Поучаствовать в гонке через полосу препятствий
32. ✔︎ Внезапно раздеться и выбежать под ливень
33. Один час в день ничего не говорить, только отвечать на прямые вопросы. Так, чтобы не создавать впечатления о том, что не в настроении или расстроен
34. 15 минут в день без «я, мне, мое»
35. ✔︎ Помочь новому знакомому говорить только о себе, чтобы он это не понял.
36. Позавтракать в неожиданном и неподходящем месте
37. Весь день отвечать «да» на все вопросы и предложения (в рамках разумного)
38. Выйти из дома и идти в ту сторону, где меньше всего звука 
39. Утром придумать и до вечера реализовать какой-нибудь проект.
40. Не репостить, а пересказывать своими словами

Отчеты — ежемесячно. А то какой смысл.

Что делать, когда застрял

Часто захожу в тупик в размышлениях, когда не принимаю, что есть или не знаю, что делать. Месяца четыре назад начал писать расширенный курс о внимании, но идет медленно и по ощущениям что-то не то: нафталин и эзотерика. Вместо того, чтобы выявить проблему и разобраться — мотаешь по голове мысли об одном и том же. У меня такое часто бывает. 

Чтобы не завязнуть в порочном круге, пользуюсь старым-добрым инструментом «750». 750 — это формат потока сознания, задача которого освободить голову и вывалить на бумагу все мысли о проблеме. Чтобы не катать пустые по голове. Пустая голова лучше пустых мыслей.  

750 — это производное от сайта 750words.com, на котором учишься писать каждый день по 750 слов. 

С представлением в голове проблемы у меня не очень получается: структурность и логика заменяются круговыми муками. Как у Николы Теслы выстраивать механизмы и тестировать — не мое. Поэтому важна наглядность: записать, нарисовать, сделать осязаемым. 750 помогает.

Проблема с формулировкой темы расширенного курса о внимании: намеченный план — вымученная шляпа. Окей, открываю документ, завожу 25-минутный помидор и пишу о том, что парит. Потом перерыв.

Перерыв — классная штука. Заметил, что интересные идеи приходят именно в перерывах. Не когда фигачишь, не в шахте, а когда выныриваешь и освобождаешь внимание. Не зря британцы верят в силу трех b: bath, bus, bed, где генерируются классные идеи.

После перерыва второй подход, структурный, где выкидываешь шелуху и ищешь корень проблемы. Из потока сознания, я понял, что не знаю о чем писать в расширенном курсе. Что интересно и прет, какие ожидания у аудитории. «Я знаю, что не знаю» — ясно-понятно. Любая ясность — хорошо. Люблю такие моменты, они похожи на твердую почву, которой радуешься после болтанки в пустоте.

В заключение — придумываешь, что делать с дальше. 

Это не швейцарский нож, иногда он дает осечки: вроде находишь корень проблемы, но что с ней делать не знаешь. Или делаешь, но потом возвращаешься к исходному. Такое бывает. Не сработало это — пробуй другое.

Знаете классные способы выхода из тупика — напишите на timo@niceandeasy.me