Марафон в 42 письма

Запустил курс-рассылку о долгих начинаниях: как делать, не бросать и чтобы в удовольствие. Задрал планку в 42 письма, чтобы помочь таким же как я людям с шершавостями и без железной воли.

В отличие от первого курса он практичный и с чатом, где читатели обсуждают уроки, задают вопросы и поддерживают друг друга. В первом были проблемы с применением написанного и вялой обратной связью — здесь доработал.

Подписка на 42 урока и чат стоит 2 500 ₽. Чтобы легче представить, что внутри, сделал специальную страницу с деталями, планом и ответами на вопросы. Подписывайтесь и кидайте друзьям: http://www.niceandeasy.me/marathon

 

Зачем планировать осознанно

journal.png

Продолжаю искать ответы на базовые вопросы. Писал для курса письмо о целях и понял, что у меня нет внятной картинки по планированию: зачем мы это делаем, как работает в мозге и можно ли вообще не планировать.

Вот, узнал.

Спойлер: чтобы предугадывать вероятностное будущее, через ментальную модель реальности, нет нельзя.
 

Почему постоянно планируем

Мы не можем не планировать, потому что мозг это делает постоянно, чтобы предугадать предстоящие события. Он не может воспринимать мир как есть, потому что в начале обрабатывает всю поступающую информацию и только потом выводит в сознание. Восприятие намного богаче сырых сигналов реального мира — оно совмещает все эти сигналы с опытом и переживаниями.

Это требует времени, средняя задержка восприятия 200-250 миллисекунд, а некоторым зонам мозга требуется вообще 7 секунд. Это как играть в шутер по мультиплееру на медленном интернете — ты только заметил врага, а он тебя уже как полсекунды убил.

Чтобы выжить и вовремя реагировать на изменения, мозг их предсказывает. Вся мгновенная реакция на внезапное: отпрыгнуть от пролетающего мимо автомобиля и закрыть глаза от летящего в лицо мяча — работа системы предсказания, которая спланировала все раньше, чем оно случилось.

Берлинские нейрофизиологи предсказали проявление свободной воли по МРТ

 

Предсказания работают благодаря работе ментальной модели реальности — субъективного зеркала, которое помогает реагировать и прогнозирует результат в будущем. В эту модель попадает вся информация: из окружающей среды, от внутренних органов, эмоций, опыта и слов, которыми пользуемся. Когда я вижу чашку кофе, мозг уже делает предсказания, какие ощущения возникнут, когда возьму его в руку и каким будет вкус.

Статья Скотта МакДэниела о применении идеи ментальной модели в дизайне интерфейсов

 

Большая часть таких предсказаний — приобретенный опыт. Наши предсказания постоянно сравниваются с реальными сигналами и обнаруживают ошибки — и это хорошо, так модель становится богаче.

Есть мнение, что мы испытаем эмоцию, если будем знать, как она называется. И чем точнее мы описываем собственные переживания, тем лучше чувствуем мир.

Нейробиолог Лиза Фельдман Барретт объясняет, как возникают эмоции

 

А некоторые предсказания вписаны в прошивку мозга эволюцией. Например:
— мы мгновенно закрываем глаза, если в лицо что-то летит;
— знаем, что вогнутые объекты темнее сверху и светлее снизу, потому что многие миллионы лет на планете был единственный источник света — Солнце, свет от которого падает сверху.

 

Есть мнение, что неандертальцы проиграли сапиенсам из-за менее продвинутой модели реальности: они попросту не видели будущее так, как видим его мы — и не смогли справиться с хитрыми кроманьонцами. Александр Марков «Эволюция человека»

Неандерталец еще ничего не знает, а он уже все.

Неандерталец еще ничего не знает, а он уже все.

 

Что с этим делать

Без планирования никак: это функция мозга для адекватной реакции и оценки — стоит ли тратить на желаемое ресурсы или нет. Вопрос в том, как планировать: выбирать сознательные долговременные цели или реагировать на регулярные проектные пожары.

Мне нравится сознательный вариант, потому что он приятнее и полезнее. Когда мы осознанно движемся к цели, то на протяжении всего пути получаем удовольствие от мелких побед и общего ощущения смысла жизни.

Знание «ради чего это все» помогает выйти из замкнутого круга горящих и срочных дел. Небольшая победа, ответственность за принятое решение, вызов и продвижение к большой цели вызывают выброс нейромедиатора дофамина, который помогает учиться новому и формирует ощущение осмысленности и логичности окружающего мира.

 

А с пожарами и мгновенными удовольствиями беда: если делать только срочное, то теряется ощущение смысла жизни, если постоянно отвлекаться на интересное, то способность держать внимание снижается — дайте еще пончик, пожалуйста.

Когда слишком увлекаешься мгновенными удовольствиями, мир превращается в поиск дозы, которой нельзя насытиться и приходится увеличивать объем. Доза растет, потому что выгорают дофаминовые рецепторы — значит получить удовольствие в прежнем объеме становится сложнее, а радость простых вещей уходит. Обычная еда, прогулки или просмотры фильма уже не радуют — все.

Поэтому нарушения дофаминовых путей могут приводить к ощущению бессмысленности и абсурдности происходящего. Так не надо — лучше планировать.

 

§§§ 

— Мозг постоянно планирует и предугадывает, чтобы адекватно среагировать на происходящее
— Мы не воспринимаем события как есть, потому что она проходит через ментальную модель
— Можно отказаться от сознательного планирования, но это не значит, что мозг не будет планировать
— Осознанно планировать и идти по плану приятнее мгновенных удовольствий

 

Запустил подписку на дистанционный курс о долговременных начинаниях. Рассказываю, как доводить начатое до конца: www.niceandeasy.me/marathon

Зачем записывать страхи, если ломает

Готовлю курс о том, как делать долгие проекты. В одном письме вылезла проблема — сложно письменно рефлексировать и отмечать проблемные дела, которые могут превратиться в факапы.

Разобрался, что делать.

 

Зачем

Чтобы разобраться с проблемной ситуацией или эмоцией, ее нужно вывести на сознательный уровень — записать или проговорить. Это единственный способ. 

Если забить и не записать возможную проблему, то если случится будет обидно — мог же предотвратить. Если не оставить крутиться негативные мысли, то это  ухудшит эмоциональное состояние и вгонит в депрессию. Поясню.

Неприятные мысли активируют лимбическую систему — совокупность мозговых модулей, в которой рождаются эмоции, потребности и побуждения. Она древняя и бессознательная — мысли выхода нет.

Лимбическая система очень быстро принимает эмоциональные решения. Эмоция формируется за полсекунды, но для ее осознания требуется больше времени. Поэтому мы воспринимаем эмоции как некие интуитивные решения, которые пришли извне.

Лимбическая система очень быстро принимает эмоциональные решения. Эмоция формируется за полсекунды, но для ее осознания требуется больше времени. Поэтому мы воспринимаем эмоции как некие интуитивные решения, которые пришли извне.

Мысль давит на центр страха миндалину, напряжение из миндалины реактивирует лимбическую систему, которая снова давит на центр страха — и все по кругу. Человек погружается все глубже в негативные мысли и не может посмотреть на ситуацию рационально.

Чтобы выйти из этого цирка, нужна помощь префронтальной коры — более молодой и сознательной структуры мозга, которая связывает сигналы из разных отделов мозга, запускает поведенческие программы и делает нас человеком с долгосрочными планами и силой воли. 

Запись или проговаривание мыслей стимулирует префронтальную кору, снижает интенсивность эмоций и помогает посмотреть на проблему со стороны. Поэтому, стоит выучить паттерн: чувствуешь себя не очень — запиши.

Статья о том, почему проговаривание и запись эмоций успокаивают мозг (англ.)

Но не все так просто: иногда сама идея взять и записать неприятное вызывает боль и страдания. Мне это тоже мешало и только недавно я понял, как с этим справляться.

 

1. Сформируйте привычку рефлексировать письменно

Каждая запись в блокнот вызывает боль, потому что писать о проблемах неприятно. Кажется, будто из-за спины выглядывает редактор и смеется над неумелыми тезисами и глупостью самой проблемы. Это как перечитывать свой подростковый дневничок с пубертатными проблемами: и стыдно, и смешно. Я называю это блоком внутреннего редактора.

Справился с ним совершенно случайно, когда несколько лет назад каждое утро писал по 750 слов, чтобы прокачивать редакторские навыки и не быть уволенным из дизайн-студии.

Это называется практикой утренних страниц — включаешь текстовый редактор, который считает слова, засекаешь таймер на 25 минут и пишешь, что приходит в голову. Задача — писать непрерывно и не отвлекаться на вопли внутреннего редактора, который оценивает каждую мысль. Что чувствуешь, то и пиши.

В какой-то момент становится привычным писать, что чувствуешь или думаешь. Еще я научился четче формулировать мысли и перестал бояться белого листа. Так сложился паттерн: парит → запиши.

Хотите попробовать, идите на 750words.com. Сайт сделали специально для утренних страниц: в нем можно писать, а он посчитает написанные слова и напомнит о пропущенном дне.

UPD. Макс Черепица рассказал о классном приложении Флоустейт, которое предназначено как раз для утренних записей без тормозов. Фишка приложения в том, что все написанное исчезает, если остановиться на 5 секунд. Засмотрелся в окно — пиши заново.

Стоит 750 ₽. Работает на маках и айфонах: http://hailoverman.com/flowstate.

 

2. Найдите быстрый и простой инструмент для записи

Отсутствие удобного инструмента сильно тормозит желание что-то записывать. В бумажный блокнот долго, большинство приложений на айфоне тормозные: пока загрузится, мысль уйдет.

Я нашел приложение, которое для меня сработало — воркфлови. Оно быстро грузится и всегда готово к работе: появилась мысль, жми плюс, пиши.

Все приложение — сплошной список. Жми плюс и пиши, что стоишь.

Все приложение — сплошной список. Жми плюс и пиши, что стоишь.

Теперь любая сложность отправляется в буфер, где отлеживается, я к ней привыкаю и потом, в специальное выделенное время, разбираю.

Подробнее о работе в воркфлови (если все уши прожужжал, сорян)

 

§§§ 

Еще раз:
— Записывать ощущения важно для их осознания
— Чтобы снять блок — глушите внутреннего редактора свободным письмом
— Чтобы не обламывало записывать — подберите быстрый и удобный инструмент

 

Сам курс анонсирую на следующей неделе. Интересно — подписывайтесь на телеграм-канал, там и сообщу.

Редакторам: Трелло и управление проектами

Как и любой человек, я занимаюсь кучей дел. Чтобы быстро переключаться между задачами, не шляпить сроки и копить информацию в одном месте: куски текста, тезисы, наработки по структуре — нужен инструмент проектной памяти. Чтобы открыл карточку и сразу в работу.

Приспособил для этого Трелло.

 

Что это

Трелло — виртуальная доска с карточками, которые раскиданы по колонкам. Колонки — это списки дел, их можно создавать сколько угодно и называть как нравится.

Можно создавать несколько разных досок, чтобы не копить все в одном месте. У меня так: «онгоин» — рабочие проекты, «хоупс энд экспектейшнз» — отстойник идей, еще — рабочие группы по разным проектам.

Главный экран с карточками и колонками

Каждая карточка — проект. В ней я пишу задачу, сохраняю куски текста, ссылки, складирую важные картинки и скриншоты, слежу за выполнением чеклистов и выставляю сроки.

Внутри это выглядит так: описание, вложения, чеклисты и комментарии

Внутри это выглядит так: описание, вложения, чеклисты и комментарии

Это удобнее хранения в компьютерных или бумажных папках, потому что доступно с любого компьютера с интернетом. Или телефона с приложением.

Карточки легко перекидываются по колонкам. Это помогает группировать не только по отраслям, но и этапам.

Сделал — переложил. Можно «драг энд дропом», можно через кнопки внутри карточки

Сделал — переложил. Можно «драг энд дропом», можно через кнопки внутри карточки

Знак ₽ в названии значит коммерческий проект. Я так делаю, чтобы бегло оценить, какими проектами сейчас занят и буду ли голодать в обозримом будущем.

 

UPD. Узнал о классной функции «Старение карточек», которая делает прозрачными те, которые не трогал больше недели. Меню → Улучшения → Старение карточек.

 

Колонки

Свои я разбил на группы трех типов: вид работы, этапы и правила.

Вид работы: редактура, видеосъемки, домашнее, драйвовое. Сюда записываю дела, над которыми работаю. Мне важно понимать, что у меня в работе и какими глазами смотреть: редактора, режиссера или автора курса. Штука в том, что разный вид работы я делаю в разное время. Такое разделение помогает распределять усилия и рабочее время.

Этапы — группировка по степени готовности проекта: «работаю» — карточка в областях работы, «жду» — согласования, денег или выкладки в портфолио, и «готово» — для приятных ощущений по завершению, что тоже важно.

Редактор Юля Медведева сделала целый конвейер для работы над статьей: «делать», «на согласовании», «замечания», «ждет публикации», «опубликовано — добавить в портфолио». Но для меня это перебор — хватает и одного стека.

Правила — инструкции, которые я составляю сам себя и периодически в них заглядываю. Здесь личная редполитика — правила написания заимствованных слов, названий и предлогов. Здесь повторяющиеся проблемные ситуации и решения вроде портящегося настроения в поездках.

Не проекты, но под рукой пригодятся.

 

Календарь

Функция, которая группирует дела по выставленным срокам. Помогает в случаях, когда дел и колонок много. Я практически не пользуюсь, потому что дела на неделю планирую в воркфлови. Здесь выставляю только отдаленные сроки, чтобы не забыть при планировании новой недели.

Например, штуку с дренажной трубой запланировал еще в конце февраля

Например, штуку с дренажной трубой запланировал еще в конце февраля

 

Как работать, чтобы не напрягало

Часто бывает, что выбранный инструмент перестает работать. Списки ведешь, проекты делаешь, а на доску смотреть не хочется. По моему опыту, единственная причина — доска переполняется неактуальными делами и любой взгляд причиняет боль.

Не смотришь →  теряется актуальное состояние дел →  пропадает необходимость смотреть в доску.

Поэтому важное правило — регулярно расчищать завалы и держать перед глазами только рабочее. Это помогает не перегружать префронтальную кору, которая, по всей видимости, реагирует на количество сущностей перед глазами, и 7 ± 2 — оптимальное количество. Если дел много и половина из них в подвешенном состоянии — инструмент не работает.

Делаю так: если проект висит неделю, никуда не двигается, а я не знаю, когда приступлю — перекидываю в доску «хоупс энд экспектейшнз», в которой копятся и ждут своего часа отложенные идеи и проекты.

А иногда могу и просто удалить — тоже нормально.

 

Кратко о пользе

— Копит информацию по актуальным проектам
— Помогает окинуть взором все дела
— Проводит по этапам: всегда знаешь, где находишься и что делать

 

Как ведем инстаграм Мускатного кита

Уже полтора года ведем с женой инстаграм хабаровского бистро Мускатный кит, хоть и не сммщики. Взялись, потому что сделали концепцию, фирстиль и интерьер заведения. Подумали, что заложенную идею про атмосферность, вино и гедонизм никто лучше нас не донесет.

 

Задача профиля — передавать идею спокойного гедонизма и создавать нужные нам ожидания. Мы про адекватность, спокойствие и красивые картинки — никакого маркетинга и яростных продаж.

Подход сработал: у профиля 16 200 подписчиков, каждую фотографию лайкают 300–400 человек. Он стал каналом, которым мы пользуемся для передачи важных сообщений: о вакансиях, открытии велопарковки и предстоящей вечеринке. По правде, это единственный канал анонсирования мероприятий, потому что его хватает с головой.

Мы не потратили ни рубля на продвижение аккаунта. Даже если нам повезло в самом начале и на профиль подписались тысячи человек из интереса к новому месту, то со временем тенденция не изменилась: подписавшихся все больше. Значит мы это делаем неплохо.

Разберу по составляющим.

 

Фотографии

Мы ориентируемся на шершавый стиль городских кафе: на небрежность и внешнюю незамороченность съемки. В этом больше жизни, чем глянцевой постановке.

Вдохновляемся профилями классных хипстерских баров: визуально спокойными, целостными, выкладке на дереве и бетоне, с естественным светом — без студийности и поливания еды маслом, чтобы блестело. Все просто.

 
 

Вдохновляемся — значит берем приемы и копируем энергию. Стараемся, чтобы перло от собственных снимков также, как от просмотра классных. 

Визуальное спокойствие — это когда работает чувство меры и соблюдается единообразие. Даже яркий и кричащий цвет можно подать спокойно. Чтобы проверить, выдерживаете ли вы стиль, включите просмотр плиткой: если все вразнобой и общая картина мутная — значит что-то пошло не так.

Классный пример — Чача-матча

Классный пример — Чача-матча

 

Показатель хорошей фотографии — ее хочется сохранить себе. Конечно, это субъективно, но так мы проверяем самих себя на вранье. Если сохранить не хочется — не выставляем.

Для хорошей съемки важна насмотренность. Чем больше классного вокруг, тем лучше вкус, и по хорошему, стоит понимать в чем классность и как ее добиваются. Поэтому важно выходить за рамки инстаграмов и фотографий еды и втыкать графику, просматривать победителей world press photo (чтобы разбираться в тенденциях), учиться делать портреты и много тренироваться. 

Например, нам нравится такое:

 

Фотографируем на 5d Mark3 и айфоны. Красим в vsco:

 

Текст

Скажи по делу и отвали. Это значит, что лучше ничего не писать, чем выдавливать вкусные эпитеты и пытаться завлечь или сделать красиво. Такие игры — чаще фальшь и не работают.

Как в трех скринах из случайных инстаграмов (увеличиваются по клику):

В первом — провальная попытка описать вкус шедевров. Избыточно и неинформативно. Во втором — обессивно-компульсивное расстройство с навязчивым желанием тулить смайлики. В третьем — заигрались с интересностью.

Если пишем, то по делу. Если сказать нечего, то не стесняемся желать доброго утра или звать на коктейли. Это нормально и по-человечески.

Screen Shot 2017-03-16 at 07.49.32.png
 

Любой текст должен выдерживать требования минимальной гигиены. Орфографические ошибки, клишированные фразы, пропущенные или двойные пробелы, перебор восклицательных знаков или смайликов — все это портит впечатление, поэтому нужно избавляться.

Ошибки проверяем в орфограммке, штампы и стоп-слова — в главреде. Если хотите научиться минимальным редакторским навыкам и писать хорошо, подпишитесь на бесплатную рассылку Максима Ильяхова.

Если считаете, что у вас авторский и неповторимый стиль, то вы ошибаетесь. Прочитайте пост Люды Сарычевой, в котором она все объясняет и приводит типичный инстаграм-пост в порядок: http://kompotique.ru/own-style/

 

Теги

Это хороший инструмент привлечения аудитории, которым не стоит злоупотреблять. Все гербалайф-стратегии с двадцатью тегами и упоминанием всех возможных ассоциаций — мусор.

Так не делаем

Так не делаем

 

Мы ставим два, чтобы по ним было удобнее искать фотографии: #мускатныйкит и #пейвиносмотринаморе. Если первый засрали агрессивные сммщики, привлекая внимание к своим свадебным фотографиям и маникюру, то второй пока вывозит в чистоте.

 

Обратная связь и забота

Не стремимся понравиться и угодить всем, поэтому позволяем себе не отвечать на каждый комментарий. Работа с негативными отзывами в понимании «давайте всем извиняться, чтобы не потерять лицо компании» — ерунда.

Ну ок. Здесь не с чем спорить — это вкусовщина и желание обратить на себя внимание. 

Если любите критиковать в сети, прочитайте пост Сергея Короля, чтобы бурлить по делу

 

Наша задача — исправить проблему или подсказать решение. Мы не можем построить парковку, но можем сообщить заранее, что с этим проблемы и предложим приехать на такси, чтобы не искать место. 

Мы не можем усилить сигнал телефонной связи, потому что бистро в подвальном помещении императорской постройки и стены мешают сигналу, но можем предупредить об этом посетителей и поставить стационарные телефоны менеджерам, чтобы они могли принимать заказы.

Если закосячили — разбираемся, исправляемся, извиняемся. Забота в этом, а не желании поговорить с каждым бурлящим. 

Само собой — никаких «работаем для Вас».

 

Конкурсы и акции

Сразу нет.

 

Регулярность

Публикуем 2-3 раза в неделю примерно в одно и то же время: вечер пятницы, утро воскресенья, середина недели. Это создает ожидаемый ритм. Бомбить по 3 сообщения в день — не наш случай.

Исключение — обеды по будням, но у них другая задача — показать, что приготовили сегодня.

 

Целостность 

Важно, чтобы каждый работник заведения понимал о чем вы говорите и почему так. Это нужно, чтобы всё в заведении говорило об одном и том же.

Антипример. Мы делали редизайн небольшого домашнего кафе и зашли с классной (как нам показалось) идеей Италии 60-х: кино и дизайн схлестываются с домашними традициями — будто итальянский хипстер приезжает на отдых к бабушке в деревню.

Придумали как доносить эту идею через графику и соцсети, но она не сработала, потому что не смогли убедить в ее работоспособности менеджеров и официантов. Инстаграм про дизайн и стиль, кафе — как и раньше, про домашность и уют. 

Вывод: важно прислушиваться к тем, кто работает в заведении, потому что они знают как у них все устроено гораздо лучше нас. Мы не прислушались к их мнению, не нашли общий язык, не донесли идею — и сделали проект на троечку. Нам урок.

Иллюстрация для нового стиля итальянского кафе. Автор — Женя Луковенко

Иллюстрация для нового стиля итальянского кафе. Автор — Женя Луковенко

Поэтому важно транслировать через инстаграм (и любой другой канал) те идеи, которые разделяют и понимают все. По-другому никак.

 

Сотрудничество

Мы делаем совместные проекты только с теми ребятами, которые нам нравятся. Публикация за публикацию и прочие сомнительные попытки «взаимопиара» не катят.

Букеты и цветочное оформление — с Теплицей

Букеты и цветочное оформление — с Теплицей

 
Флорариумы — со средой-лаб

Флорариумы — со средой-лаб

 
Открытки — с классными иллюстраторами: Женей Луковенко, Леной Сверкуновой, Виталиком Кучерявым, Андреем Лебединским. 

Открытки — с классными иллюстраторами: Женей Луковенко, Леной Сверкуновой, Виталиком Кучерявым, Андреем Лебединским. 

 

§§§ 

Мы не знаем как правильно вести инстаграм, стопроцентно увеличивать продажи, конверсию и прочее. Мы не знаем сработают ли наши принципы для кого-то кроме нас. Но почему-то кажется, что спокойствие, человечность и здравый смысл победят агрессивный и бездумный маркетинг. Так победим.

Фотографии: Япония

Неделю были в Японии. Меня всегда интересовала эта страна и ваби-саби этих ребят, но слетать получилось впервые. Пост — про наблюдения и фотографии (открываются на полный экран по клику).

 

— Первое, на что обращаешь внимание в будни: на улицах никого, кроме пиджаков, которые много курят и стоят в очередях за уличной едой

 

— Много баров размером с аквариум, за стойкой которых помещается всего 4-5 человек

 

В первый день попали в такой аквариум к японке Юке, которая прямо там и живет: готовит еду, встречается с друзьями и играет на небольшом синтезаторе.

Это Юки

Это Юки

 

— Иные проще определить по выставленным бутылкам, чем вывеске

 

— Здесь все миниатюрное: дома, транспорт, баночка «Асахи»

 

— Велосипед — средство передвижения, поэтому их здесь много и разных: от прокачанных шоссеров, до перемотанных изолентой местных «Школьников»

 

— Нравится, как японцы сочетают традиционное с новым: гармонично и без китча

 

— Сейчас здесь дешевле есть, чем в Китае. 5 000 йен = 2 500 рублей за суши, роллы и суп мисо на четверых человек так, чтобы до отвала. 250 рублей — большая порция супа рамен с соей, мясом и нори.

 

— Здесь нет центрального отопления, все греются кондерами и газом самостоятельно. Это не очень удобно нам, кто привык к батареям, теплым комнатам в феврале и горячей воде из крана сразу, а не через пять минут нагрева.

 

— Везде, где включаешь вай-фай, убивает выпадающим списком доступных сетей

 

Напоследок немного уличного

Sun Goes Nova @ Live February

Записал полутанцевальный-полунетанцевальный микс, чтобы было под что бегать и показывать устроителям вечеринок, вдруг позовут в камерное место. В этом году решился изредка поигрывать — имейте ввиду. Я все, а вы слушайте.

Скачать (мп3, 320, 128mb)

Tracklist
Monte Booker — New Chapter
Pyramdplaza — UsVsU
Jetson — ヽ`ヽ`、ヽ`、ヽ`ヽ`、ヽ
Saine — Matte
Alex M — It Works (Original Mix)
EVM128 — Warm 'n' Easy feat. Oliver Night (Original Mix)
Rive Gauche — Walking (Simbad Remix)
Jarreau Vandal — Be Alright
Photay — No Sass
Sivey & Evil Needle — Baby
Memorecks — Rango 003
Sango — Açúcar
Nikitch — It's All About Drums
Fortune — Crush On U
Sivey — A Little Help
Kraak & Smaak — So Clear feat. Meeka Kates
Shy Luv & Jones — Shock Horror
Pete Josef — Hope (LV Remix)
Koji. — So gone

Редакторские инструменты: Воркфлови

Появился еще один незаменимый инструмент, который помогает освобождать оперативную память и сливать все входящие мысли — Воркфлови. Это масштабируемый документ для ведения списков, который моментально синхронизируется между ноутбуком и айфоном, даже нажимать ничего не нужно.

Он легкий, быстрый и простой. Открыл — записал. Раньше я делал заметки в тяжеловесном Day One, но он проиграл: там, чтобы записать мысль, в начале дожидаешься загрузки приложения, потом нажимаешь «+» и только после этого пишешь.

Воркфлови не такой, он не заставляет ждать:

 

Сюда я сгружаю все приходящие мысли, чтобы не отвлекаться и не перебивать концентрацию. Без обработки, в кучу, как есть. Например, придумал писать гифовые скринкасты — не полез искать программы, а записал — вечером найду. Вспомнил об антиутопии про каннибалов с Керри и Ривзом — не полез гуглить название и дату выхода, а записал — все потом.

Это здорово экономит силы и внимание. А в конце дня придет внутренний редактор и все разберет: что-то выкинет, что-то переложит в помощник долговременной памяти — трелу, что-то оставит мариноваться до конца недели.

 

Воркфлови — список с бесконечной вложенностью. Это удобно, когда накидываешь тезисы по разным темам:

 

Что еще умеет и чем я не пользуюсь

— Шарит списки для коллективной работы. Открываются через браузер.
— Строит внутреннюю навигацию через тэги: @ — имена и # — темы.

У меня простые и понятные списки, поэтому пока ничего из этого не нужно. 

 

Протестить

На демо-сайте без установки и смс: https://workflowy.com/demo/embed/

 

Как справляться с тревогой, если сбился режим

Я работаю по режиму, потому что он помогает быстро врубаться в дела и не раскачиваться: 8 часов утра, открыл ноутбук, работаешь. Но в случае с повышенной тревожностью (как у меня) режим часто вредит: если что-то идет не так, импульсивность ломается и я превращаюсь в железного дровосека, который все подчиняет «обычности» и «чтобы вовремя». 

Что-то идет не по шаблону — сразу появляется тревога и окружающий мир превращается в склизкий коридор без деталей, за которые сознание не может зацепиться. Удовольствия нет, скорость на пределе, жопа в огне.

Чтобы не поддаваться суете и погасить пожар за спиной, я придумал алгоритм, который помогает успокаиваться и разбавлять режим. 

 

Шаг 1. Провожу подготовительную работу

Разбираю особенности поведения на две части: тревожную и спокойную. Это смещает фокус с волнения и помогает увидеть, что делать, чтобы прийти в норму.

Когда спокоен
Чередую работу с отдыхом.

Не начинаю работу без понимания задачи. Не понял — не приступил.
 

Думаю о конкретной задаче. Когда отвлекаюсь от наблюдения за процессом, в голову приходят мысли, связанные с проектом или решением проблемы.

Делаю то, что прет.


Планирую и понимаю, что за чем идет.

Когда боюсь не успеть
Делаю наскоком.

Отвлекаюсь на раздражители и соцсети: могу рано встать и сесть за ноут, но зависнуть в статьях на час.

Зацикливаюсь на мыслях о том, что будет, если не успею. 




Хаотично оцениваю пользу каждого дела и не могу выбрать, что важнее.

Не знаю за что хвататься.

 

Шаг 2. Поймал на панике — делаю штуки из «спокойного» списка 

Те, на которые могу повлиять: вместо работы наскоком — работа по таймеру, вместо бездумного сидения — планирование. Мозг узнает характерные для спокойного состояния действия, повторяет и успокаивается: это называется условно-рефлекторным механизмом.  

Например, я запланировал встать в 6 утра, чтобы сесть за работу в 7, но проспал. Чувствую, все пропало: планы к черту, надо ускоряться, зарядку с душем нужно делать побыстрее, мысли где-то не здесь.

Чтобы остановить это шапито, я забиваю на статью и 7 утра и делаю все, что хотел, по порядку и максимально медленно. Если хочу полчаса сидеть в тишине, сделать десятиминутную зарядку и контрастный душ, я ничего не пропущу. Пока делаю — концентрируюсь на ощущениях: где лежат руки, что щупают пальцы, как наливается тяжесть в ноги, когда делаешь шаг. Это помогает сместить фокус с зацикленности на мыслях и выйти из порочного круга.

 

Шаг 3. Не помогло и кортизол льется из ушей — софт-ресет 

Мягкая перезагрузка — это полная смена планов и контекста. Значит иду работать в новое место: в кафе, к друзьям в дизайн-студию, в учебный центр при центральной библиотеке. Прогулка и движение помогают сменить контекст и обновить ресурс префронтальной коры, которую подавляет паникующая лимбика.

В новом месте начинаю работу с составления пошагового плана по статье на листке бумаги. Планирование в буке не срабатывает — в нем я привык работать, паниковать и прокрастинировать, поэтому спасает блокнот. Как только появился понятный план, тогда и вперед.

Обычно трех шагов хватает. Если нет — время жесткой перезагрузки.

 

Шаг 4. Крайний случай — хард-ресет

Жесткая перезагрузка — это когда нужно пересмотреть привычки. Спать по 8 часов, выхаживаться, есть нормальную еду, больше встречаться с друзьями, обниматься, возможно сходить к психологу. 

Короче, не суетитесь и берегите себя.

 

Почитать

На Т—Ж вышла прекрасная статья нейробиолога Василия Ключарева о том, что делать, если совсем не умеешь копить. В ней объясняют, как работают две системы принятия решений в мозге: префронтальная и лимбическая. 

 

Иллюстрации Киттен Джанай: kyttenjanae.tumblr.com

2016

Снял год. Это уже не секунда, и снимать получалось не каждый день. Так что фильм вырос до 30 минут и вряд ли это будет кому-нибудь интересно кроме действующих лиц, потому что много личного и непонятного человеку вне контекста.

Но посмотрите, вдруг зайдет: 

 

Что классного: 
— в дне столько кадров, сколько хотелось сохранить;
— отказался от фоновой музыки, которая задавала настроение и откровенно манипулировала: «проникнись, проникнись!»;
— снимал людей, которые делают осмысленное, законченное и смешное;
— отказался от пустых кадров для проформы: если не трогает, выпиливаю;
— первый просмотр 1 января в час ночи — точно магия.

Что не очень:
— забыл про регулярность и часто забивал на еженедельную сборку, поэтому кадры накапливались, магия отснятого проходила, интерес терялся, и под конец года пришлось все красить и монтировать за два дня;
— как-то упустил штуки, которые в памяти остались: например, полугодовое обучение в Школе редакторов;
— не удалось снимать интересно каждый день, но это нормально.

 

Оказывается, вдохновил товарища. Женя Кауров молодец и запилил прекрасное: 

 

А вот фильм Тани, которая уже 22 месяца в путешествии и домой не собирается: 

Лекция для мурамурского пионеротряда

На январьских каникулах поехали со Светой и другими тридцатилетними оболтусами в детский лагерь на смену Сани Костюкова. Это отдельная история, я же хочу написать тезисы моего рассказа об интересе, который читал ребятам, потому что вызов.

И да, рассказы о «нейронах и угрюмых женщинах» — мой челлендж на этот год. Хотите, чтобы я рассказал похожие истории на вашей площадке — пишите на timo@niceandeasy.me

 

Как вызывать интерес, если на работе скучно:

1. Даже на любимой работе часто начинаешь тупить и скучно, потому что делаешь одно и то же. Призыв сменить профессию — ерунда. Нужно повышать интерес.

2. Интерес — это поведенческий механизм сбора новой информации. Это не эмоция, на которую нельзя воздействовать волевым усилием, а блок поведенческих реакций, которым можно управлять.

3. Интерес важен эволюционно, потому что те ребята, которые исследовали окружающий мир были готовы к внезапным изменениям и выживали. А те, кто сидел в норке и не знал, что творится — умерли.

Как и все биологически важные вещи сопровождается всплеском положительных эмоций. Биологически важные — те, которые увеличивают шансы самосохранения и размножения.

4. Эмоции — субъективные состояния, которые возникают в ответ на внешние и внутренние раздражители и проявляются в форме переживаний. Это внутренняя движущая сила, которая мотивирует на действие, то есть мы можем захотеть что-то делать без внешнего стимула, а потому что что-то поменялось внутри.

5. Эмоции нужны для обучения: к положительным стремимся, отрицательных избегаем. Подкрепляя положительные, закрепляем поведение или забываем нецелесообразные. Но ими нельзя управлять, потому что они появляются в лимбической системе мозга и отражаются в сознании только спустя полсекунды. Мы все пассажиры, которые едут спиной вперед.

6. Чтобы появился интерес нужна новизна, умеренная сложность задачи (и от этого неизвестность чем все закончится), регулярность и удачное достижение. 

7. Не нужно стараться делать интересно, нужно просто стараться решить задачу лучшим образом. Интерес — топливо, а не самоцель.

8. У человека есть потребность в получении новой информации. Это касается не только новостей о внешнем мире, но и мире внутреннем. Простейшая пилюля от скуки — брось все и прогуляйся минут 30 по улице.

9. Потребность в движении — та же потребность в информации. В мышцах — рецепторы, которые посылают в центральную нервную систему информацию о работе мышц. Поэтому утренняя зарядка важна не только для разминки мышц, сердечно-сосудистой и дыхательной систем, но и для активации центральной нервной системы.

Поэтому другая пилюля от скуки — встань и разомнись.

10. Новости играют на потребности, но не важны.

11. Есть такое понятие — сенсорная депривация. Если поместить человека в специальную соляную камеру с раствором высокой плотности и закрыть крышку — потеряется связь с телом и реальностью, начинутся галлюцинации — и привет. У Джека Лондона есть книга «Межзвездный скиталец», как раз об этом. На ее основе сняли фильм «Пиджак» с Эдрианом Броуди.

12. Скучно — это когда дефицит новой информации и устоявшийся шаблон.

13. Вот это я подслушал у Людвига: чувствуешь, что действуешь по шаблону — придумывай какое-нибудь дикое и контр-интуитивное решение.

Например, периодически я вываливаюсь из режима и долго не могу рано вставать. Хочу в 6, а раньше 7 никак. Я перепробовал все, что помогало раньше — будильник подальше, умный на браслете, но шаблон не работает. Контр-интуитивная штука, которую придумал и сработала — вообще отключить будильники и пробовать проснуться самому. Рано или поздно и этот шаблон сломается и придется думать новое, но это же круто.

14. Новизна связана со сложностью. Существует закон Йеркса-Додсона, который о том, что лучшие результаты зависят от средней погруженности в проблему. То есть, если слишком напрягаться и хотеть решить быстрее и лучше, то легко можно перегореть.

Поэтому сложность задачи следует подбирать как резинку для трусов: чтобы не пережимала и не была слишком мягкой, чтобы трусы не спадали.

15. Компьютерные игры работают по этому принципу: ты делаешь постоянные и однообразные действия, которые постепенно усложняются, но за каждое достижение — печенька и радость.

16. Врубайся по чуть-чуть, но регулярно:
— сложно научиться вставать в 6 утра, но можно каждый день вставать на пять минут раньше;
— сложно написать огромную статью за один присест, но можно это сделать несколько подходов по 25 минут.

17. В мозге есть специальная структура, которая помогает достигать сложных задач и не сбиваться с пути. Например, мы посадили картошку и чтобы не забросить, радуемся малейшим изменениям в процессе роста: взошел росток, куст поднялся выше. Все это сопровождается эмоциями и нам интересно. Поэтому полезно делить большие задачи на небольшие и понятные действия.

18. Регулярность нужна потому что опыт в мозге — это связи между нейронами. Развиваются те связи, которые поддерживаются, те, которые простаивают исчезают. 

19. Существует геном человека, а еще есть коннектом. 

 

20. Геном — последовательность наследственной информации, заключенный в клетке. Код из трех миллиардов букв. Геномы каждого человека схожи на 99,9% — различается одна буква из тысячи. От шимпанзе отличаемся на 1%, а от пивных дрожжей на 50%, но все-равно похожи, потому что у всего живого на Земле есть один общий предок, который называется LUCA — last universe common ancestor. 

 

21. Коннекто́м — полное описание структуры связей (нейросетей) в нервной системе организма. Место, где природа встречается с воспитанием. Коннектом изменяется от мыслительных процессов и мыслительные процессы, в то же время, направляют мысли. Есть мнение, что индивидуальность, опыт и память — коннектом. 

Опыт — уникальная для каждого человека штука. Поэтому свои связи нужно любить, опыт разбирать и не бояться пробовать новое и разное. Как-нибудь все сплетется. 

22. Чтобы делать регулярно и не превращать это в дикое напряжение, нужно уметь регулярно отдыхать.

23. Чем сильнее себя заставляем, тем сильнее хочется бросить, потому что реальное вознаграждение в этом случае — избавление от напряга. Что с этим делать — в статье про префронтальную кору.

24. Для снижения напряга — идеомоторный эффект, когда идея формирует поведение и «фэйк ит тил ю мейк ит». Об этом в статье про полушария префронтальной коры.

25. Чувство куража и азарта подогреваются тем же кортизолом, который выделяется при реакции на острый стресс. И если сознательно перестроить мысли с «о боже, все пропало» на «сейчас мы тут всем задницы-то надерем», то есть шанс, что врубится кураж. 

26. Раны наступающей армии заживают быстрее, как раз потому что кураж.

27. Сделал — награди. Неплохо бы отпраздновать и похвалить себя за любое достижение, а особенно за то, что дается тяжело. Это работает. 

28. Знай, что дает топливо. Есть штуки, которые вдохновляют прямо здесь и сейчас. Мое внезапное открытие прошлого года — топливо дает переработка проблемы в единицу смысла. Вот как сейчас — вместо того, чтобы жаловаться друзьям о том, что пропадает интерес и бывает сложно, я придумал рассказать об этом и как я пытаюсь с этим работать. В процессе работы появляется новая информация, которую проверяю на себе. 

29. Мой показатель продуктивного мышления — это когда в голову приходят мысли по теме. Я понаблюдал за тем, в каких случаях это начинает работать:
— когда я расслаблен и не боюсь не успеть;
— когда нет жесткой концентрации на теме и желания ее решить прямо сейчас;
— когда интерес к теме работает на уровне: блин, а что так можно было?
— когда занят механическим действием: куда-нибудь долго иду, мою посуду, чищу видео-камеру.

Даже если идеи были, но забыл записать, то при похожих условиях они могут вернуться.

 

Тета-ритмы и теплота

Мне нравится слушать музыку между сном и бодрствованием: когда придремал, но звуки еще улавливаешь. В этот момент звуки взаимодействуют с ощущениями и будят кинестетические воспоминания. Не вспоминаешь, а чувствуешь, будто катаешься на веле вдоль Амура два лета назад или как было классно и солено в приморском Подъяпольске в 1999 году. И балансируешь за секунду до пробуждения. 

Какой посыл, такая и музыка: мягкая и без неожиданностей.

Скачать (мп3, 320, 58mb)

Tracklist
Hotel Neon — Dust and Drug
Gigi Masin — The Kasparian Circle
Hakobune — Photometry
Hoavi — Shells Rattle Theme
Vtgnike — Baikonur Teleport
Beatsofreen — Slowly Rising
Jamie Isaac — Last Drip
Little Simz — The Lights
Shuko & F. of Audiotreats — Beautiful
Fiendsh — Life
MonkeyRobot — Last Days
Tatsuro Yamashita — Dancer
Photay — No Sass
Mister Lies — False Astronomy

Редакторские инструменты: автозамена и майнд-карты

У меня появилось два инструмента, которые здорово облегчают жизнь редактора. Оба не новые, я слоупок, но все равно расскажу, вдруг кто не знает. 

 

Текстовая автозамена на маке, айфоне и гугль-доке

Штука, которая здорово экономит время. Вместо того, чтобы лазить по таблицам символов и хранить куски часто используемых текстов — все под рукой и настроено. Хоть рассказы забивай. 

Настраивается на раз-два:
— На маке: system preferences → keyboard → text
— В айфоне: settings → general → keyboard → text replacement. 

В гугль-документах не работает, их настраивать отдельно: Инструменты → Настройки:

Пополняю список, как только замечаю, что трачу на одно и то же действие много лишних движений.

 

Картирование структуры статьи и курса лекций

Это работа с майнд-картами. Раньше я накидывал структуру в текстовом файле, но карты оказались удобнее. В них проще выстраивать логику, потому что видны нелинейные связи и работает кинестетика, что приятно — можешь одним движением перекинуть тезис из одного блока в другой. 

Например, раньше структура изложения выглядела так:

Все в кучу, связь неочевидна, логика теряется. Чтобы перекинуть тезис, нужно копировать-вставлять строчку — сплошная суета. 

То ли дело структурировать в майнд-картах:

Все ясно: каждый тезис привязан к своему заголовку, по заголовкам считывается логика. Повернул не туда — удалил к чертям.

 

Кроме того, картами удобно конспектировать лекции. Сейчас я слушаю курс лекций Вячеслава Дубынина о мозге и составляю облако знаний по теме.

Облако знаний — это конспект с последовательными и перекрестными связями. Любая новая информация о мозге добавляется на карту, что помогает находить внезапные связи, эффективнее запоминать и погружаться в тему.

Чтобы начать конспект, я начинаю с записи темы и первого тезиса лекции:

По ходу лекции, Вячеслав Альбертович переходит к объяснению структуры мозга и делит его на три основные зоны: ствол, большие полушария и мозжечок. Добавляю к центральному тезису три карточки, каждая зона — отдельная карточка:

Дальше, когда у каждого отдела мозга появляются новые структуры, делаю каждой новые вложения с тезисами. Так карта постепенно обрастает информацией.

 

Система не идеальна. Иногда возникают сложности с параллельной информацией и тогда приходится рисовать дополнительные стрелки, которые приходится распутывать позже. Например, по ходу лекции гиппокамп вылез в старой коре и глубине височной доли, все верно, но выходит за рамки последовательной логики, спасаюсь стрелками:

 

Но вся прелесть работы с картами открывается, когда начинаешь добавлять в нее новую информацию. 

Например, я читаю статью о том, как в человеческом мозге работают две системы поиска информации: иерархическая и контекстная. С помощью первой мы ищем файлы на компьютере последовательно открывая и закрывая папки. С помощью второй, используем строку поиска.

Интересно, но хочется узнать, как это работает в мозге.

В статье не говорится, что за отдел мозга отвечает за иерархический поиск, только о том, что животные с его помощью учатся ориентироваться на местности. Но я уже знаю, что самая древняя память возникла в гиппокампе как раз, чтобы животное смогло вернуться путь домой. Ищу:

Действительно, это гиппокамп. Дополняю блок и заодно вспоминаю, что рядом расположена энторинальная кора, которая проектирует карту местности, чтобы синхронизировать ее с траекторией и найти новую — оптимальную. 

Теперь берусь за контекстный поиск. В статье говорится, что он расположен в центре Брока, ищу его на карте:

Я знаю, что с его помощью мы понимаем музыку и учимся говорить правильно. К этой информации добавляю новую о том, что он участвует и в контекстном поиске.

Так статья встроилась в облако знаний, а я вспомнил старую информацию и нашел новые связи. Карты качают.

АПД.  В какой-то момент база знаний в облаке вырастает так, что на ощупь уже не сориентироваться. Поэтому важно, чтобы каждое утверждение четко относилось к теме, так легко искать через контекстный поиск. По-другому работать не будет.

База знаний о мозге и эмоциях на май 2017

База знаний о мозге и эмоциях на май 2017

 

Вкратце:
— 
автозамена текста экономит время на повторяющихся символах или кусках текста,
— карты помогают сделать структуру текста осязаемой и со связями,
— на основе карты можно создать и поддерживать облако знаний по сложным темам.

Карты составляю в Simple Mind Pro. В апсторе лежит фри-версия, но в ней нельзя экспортировать карты и создавать папки. Про-версия стоит 2 290 ₽, но лучше покупать с сайта — там отдают за 1 900 ₽: http://www.simpleapps.eu/simplemind/desktop

Будьте здоровы.

Как не прокрастинировать и вовремя перезаряжаться

Король написал о своем способе борьбы с прокрастинацией, а я считаю, что читать соцсети в телефоне — такая же ерунда, как читать их на компьютере. Объясню.

В отличие от хронического неумения сосредоточиться на важном, регулярно отвлекаться от интересной работы на хрень — это нормально, потому что уставшей префронтальной коре нужен отдых. Вопрос в том, как перезаряжаться. 

 

Что за кора

Префронтальная кора — передняя часть лобных долей коры больших полушарий головного мозга. Она обрабатывает абстрактные понятия, ставит цели, ищет варианты поведения и подавляет автоматические реакции лимбической системы, которая про «бей или беги».

Это благодаря ей мы не бежим за подхватившим наши чемоданы таксистом, потому что надо скорее, а тормозим его и спрашиваем цену. Благодаря ей же, не бьем обидчика сразу в лицо, а держим себя в руках и дискутируем.

У префронтальной коры есть ресурс и он ограничен. Он истощается, когда мы слишком много решаем и сильно концентрируемся на чем-то одном. Чем больше решений: что съесть на обед, что надеть на вечерний прием, как именно разделать тушу реальности в этот раз — тем сложнее контролировать свои реакции. 

Если ситуация экстренная и уровень мотивации зашкаливает: пожар, заказчик брызжет слюной, уходит поезд — это другая история: концентрация сильнее, но и откат бьет не слабо. Но об этом в другой раз.

 

Как работает в обычной жизни

В привычном режиме мозгу тяжело концентрировать внимание на одной задаче без перерывов — ресурс истощается за 30-40 минут. А истощился — начинаем тупить и саботировать работу: отвлекаемся на соцсети и веселуху. За этим есть всплеск дофамина, потому что соцсети и видосы — это приятно. Но хоть дофамин и подпитывает нейроны префронтальной коры, это как заправлять БМВ седьмой серии 76 бензином — продержишься, но недолго.

Отвлечение на соцсети — плохой отдых, потому что мозг толком не расслабляется — ты все так же сидишь за столом и нагружаешь те же отделы мозга. А выброс дофамина сбивает работу системы вознаграждения: с каждым разом концентрироваться становится сложнее, хочется чаще отвлекаться.

Отвлечься на соцсети в телефоне и правда сложнее, чем переключить вкладку, но это желание — всего лишь сигнал об усталости, странно с ним бороться — лучше отдохнуть и перезарядиться.

 

Как перезаряжаться

1. Чередовать отдых с работой по контрасту. Артем Горбунов называет это принципом динамизации, Серёга Шабалин — принципом маятника,  даосы — великим пределом.

Контрастно
25 минут пялишься в ноутбук → 5 моешь посуду

запутался в переговорах → прогулялся и попил воды


сделал подход к штанге → подождал пока пульс придет в норму

день тренируешься → день отдыхаешь

Тупо
пялишься в ноутбук по работе → пялишься в соцсеть и называешь это отдыхом

запутался в переговорах → пытаешься взять себя в руки и решить все сразу и на месте

сделал подход к штанге → сразу сделал к гире

день тренируешься → на следующий день тоже тренируешься

Озарение часто приходит в неожиданно и не на работе, потому что мы перестаем давить на уставший мозг.

 

Чем еще заняться в пятиминутках, чтобы разгрузить мозг и не смущать соседей по офису:
– принесите теннисный мячик и кидайте его в стену
– или три — жонглируйте
– пересядьте в кресло, включите плеер, закройте на глаза
– смотрите в окно, фокусируйтесь в начале на ближних объектах, потом на дальних — это хорошая гимнастика для глаз
– походите по офису, побегайте по лестничным пролетам
– считайте вдохи и выдохи
– если смелый — вкрутите турник и подтягивайтесь
делайте самомассаж
– заваривайте листовой чай по китайской науке
– в длительных перерывах гуляйте, выстраивая маршрут по самому тихому направлению: где тише всего, туда и идите

Напишите на timo@niceandeasy.me, как отдыхаете в перерывах.

 

2. Работать по режиму, потому что поддерживать ритм проще, чем жить в хаосе — все во вселенной подчинено ритму. О режиме хорошо написал Серёга Шабалин, не буду повторяться.

 

3. Менять окружение и тип задач. Префронтальная кора остается в тонусе, если добавлять в рабочий процесс новизну. На новое мозг реагирует всегда, потому что это важно для выживания: не успел сориентироваться — пока. Меняйте обстановку и тип задач — это стимулирует активность нейронов префронтальной коры.

Новизна в обстановке 
работал лицом к стене → передвинься лицом к окну
работал сидя → поработай стоя
до обеда работал дома → после — в офисе

Новизна по типу задач
писал черновик → исправляй ошибки, правь заголовки
исправил ошибки и заголовки → ищи иллюстрации
искал иллюстрации → собирай скелет статьи

Как часто — точно не знаю, исследований не нашел, по моим наблюдениям — раз в 2–3 часа. Это завязано на психологическое состояние, лунную фазу, интересность и важность задачи и еще тысячу параметров. Поэтому совет такой: устал — отдохни, не прет после отдыха — смени тип задачи.

 

※※※

Готовлю новый курс о том, как справляться с постоянными начинаниями и доводить задуманное до конца. В нем о мотивации, системе вознаграждения и дофамине подробнее. Подписывайтесь на телеграм-канал — там сообщу. 

Несмотря на категоричность — я дилетант, а не биолог-физиолог. Мне интересно изучать и картировать тему, но пропереться — на раз-два. Если обнаружили гон, напишите на timo@niceandeasy.me, буду рад.

 

Для ленивых

1. Отдыхай контрастно работе, работай контрастно отдыху
2. Выстрой рабочий режим
3. Каждые три часа меняй обстановку и тип задач

 

Иллюстрации — Киттен Дженей (kyttenjanae.tumblr.com) и вики.

Видеографам: чему учиться у Урусевского

Мой любимый русский оператор — Сергей Павлович Урусевский. Он снимал полвека назад («Летят журавли» вышел 59 лет назад), но его визуальный язык до сих пор воспринимается легко, особенно если сравнивать с операторами-современниками: теми же Леонс-Анри Бюрелем или Карло Ди Пальмой. Через их размеренность мне приходится прорываться, потому что постановка похожа на театр, а взгляд Урусевского живой, его легко смотреть.

Статья для тех, кто учится снимать «изнутри».

 

Снимайте с рук

Сравните, как следят за героем операторы. В антонионевском «Фотоувеличении» Ди Пальма снимает проход героя и агрессию на сцене дистанцированно, нейтральными планами:

 

А вот знаменитый план Урусевского из фильма «Летят журавли». Камера идет и мечется вслед за героиней, а потом — резко взлетает в небо, чтобы показать панораму и потерянность героини среди толпы и танков:

 

Конечно нельзя сравнивать подходы в лоб: у каждого фильма свои задачи. Но это отличный пример, у Урусевского камера превращает зрителя в соучастника, который бежит рядом. Поэтому, если нужна вовлеченность — снимайте с рук.

 

Сергей Павлович об игре оператора наравне с актерами
Мне всегда интересно не фиксировать сторонним взглядом происходящее, а активно вовлекать зрителя в то, что происходит на экране. Превратить зрителя в соучастника — чтобы он не только переживал за героя, а как бы сам бежал за вертолетом, мучился вместе с героем. Так мы пытались сделать в «Неотправленном письме», когда они находят алмазы. 

Это не то, что я заранее придумал: сниму картину так-то, применю такие-то приемы, технические средства. Нет, это возникало само собой, в процессе работы и видения картины. Мне показалось, что вот здесь сам бог велел снимать ручной камерой. Я уверен, что оператору нужно работать, играть вместе с актерами. Я серьезно говорю, дело не только в том, что бежишь с ними. Движение камеры очень активно. Через камеру я выражаю свое отношение к событию, и она становится соучастником. Зритель — тоже.

 

Сам Сергей Павлович считал лучшей работой с ручной камерой — фильм «Неотправленное письмо»: о четырех геологах, которые ищут алмазы в тайге и спасают друг друга. Фильм не такой известный, как ранние «Журавли» и многие считают его неудачным, объясняя разными причинами. Например, Тарковский — тем, что режиссер Михаил Калатозов так и не смог пройти по собственному пути и метался между экспериментальной и традиционной формой режиссуры. Сам Урусевский считал так же — не дожал.

А по мне фильм крутейший, и в первую очередь — визуальным языком. Кажется, что в «Выжившем» больше отсюда, чем от Тарковского.

Вот фрагмент фильма о том, как геологи прорываются сквозь тайгу к месту работы. Урусевский писал, что их критиковали киты кинематографа вроде Ромма или Ройзмана: «длинно — сократите». Они пробовали резать, но тогда пропадало ощущение тяжелой работы и нудности, которая возникает только когда люди долго идут, и идут, и идут. Поэтому оставили проходы долгими. Это работает.

 

Урусевский о «Неотправленном письме»
Три четверти фильма снято ручной камерой. Со стационарной у меня ничего не получалось. Все было мертвое, монументально-статичное. А когда брал ручную камеру, ходил с ней, изображение чуть приближалось, чуть перекашивалось и становилось живым, трепетным. Я не мог обходиться без ручной камеры даже тогда, когда, казалось бы, можно снять и стационарной. Стационар фиксировал бы события, а не жил. Ручной чуть перекосишь в одну, потом в другую сторону, движение туда, назад — и все начнет дышать.

 

Из дневника съемок
«24 августа 1958 г. Придумал Сергей Павлович кадр совершенно без учета собственной «воспламеняемости» — себя с камерой внутри огня, в самом центре. Что же потом удивляться «эффекту присутствия», если оператор с камерой почти горел на костре — без фокусов, самым натуральным образом. 

Замотали его, как куклу, в асбест. Хорошо еще, что согласился подстраховаться. Но какой же это добавочный вес к камере, сколько килограммов! Поначалу шло гладко. Одна накладка: Таня все же привалилась не к своему дереву, но Сергей Павлович выкрутил камеру, будто так кадр и задумал. Ватник на нем вспыхнул, несмотря на асбест, с трудом сбили огонь. А он злился, что били по спине, — помешали доснять». 

 

Съемка ручной камерой помогает управлять физикой кадра, узнаваемый прием Урусевского — подчеркивать действие движением камеры. Как в сцене убийства повстанца в «Кубе»:

 

Выстрел — камеру перекашивает, мы это чувствуем, потому что мы — кинестетические существа. Тот же прием в «Неотправленном письме»:

 

Используйте широкоугольные объективы

Широкоугольные — объективы с фокусным расстоянием меньше 50 мм. Они и острый угол съемки помогли Урусевскому создать эффект бега рядом с героем. Широкий угол сглаживает тряску ручной камеры — Сергей Павлович не пользовался стэдикамами, их изобрели только в 1977 году. 

Этот прием взял Кристофер Дойл, оператор Кар Вая, но об этом я уже писал: в разборе приемов Дойла и статье о том, как начать снимать.

Такой выглядит типичная композиция Урусевского:

 

Широкий угол закидывает прямо в толпу провожающих: 

 

Он хорош для нескольких планов в одном кадре: когда начинаешь с общего  плана и переходишь в портрет. Примеры уже были выше — сцена с танками в «Журавлях» или охота в «Письме». А вот портрет крестьянина из «Кубы»:

 

Мыслите шире

Другая особенность съемок Урусевского — сложные технические сцены и инженерные находки. Все эти краны, магнитные защелки, длинные кадры с меняющейся панорамой — естественные его натуре штуки. Он придумывал их сам и мастерил из подручных материалов.

Например, в институте Урусевскому в руки попала «Лейка» третей модели — камера классная, но студенту не по карману. Тогда он пришел домой и выпилил из фанеры свою собственную фотокамеру.

Фанерный фотоаппарат Урусевского «УРУ-1». Фото из жж Анны Баскаковой

Фанерный фотоаппарат Урусевского «УРУ-1». Фото из жж Анны Баскаковой

 

Мало смотреть хорошее кино и брать приемы — чтобы сделать кадр, нужно включать голову и фантазию. Урусевский это умел, его не останавливали технические ограничения. Мне нравится находить принципы работы его изобретений — они элегантны и мощны.

Это не значит, что на каждую съемку я изобретаю лифты и натягиваю тросы: это напоминание, что возможно все, и не нужно утыкаться в исхоженные приемы. А вместо того, чтобы покупать очередную приблуду, читаю diy-статьи как ее сделать.

Подборка DIY-снаряжения на пинтересте

А еще это дает энергию снимать круто.

Сцена самоубийства героини в «Журавлях» работает из-за экспериментов со скоростью кадра: начинается с 18, потом прореживается до 12, а когда в кадре одни ветки — до 4. Это работает, потому что передает настроение человека, который собирается кинуться под поезд: прохожих не видит, зрение фрагментарно — просто, но сила. 

 

А вот пример съемки довольно хитрой панорамы, которая может и не броситься в глаза, если не вглядываться. Урусевский ей очень гордился.

Сергей Урусевский о том, как снимался фрагмент
Построили мы вышку, с нее спустили трос, по тросу пустили камеру, она шла в свободном падении, на роликах. Актер бежал по земле, под тросом, а камера была жестко на него направлена. Хитрое устройство: с помощью магнита камера присасывалась к тросу. Мы были спрятаны. Все это происходило в кокосовых пальмах. Сначала ничего не видно на экране, кроме их верхушек. Потом вы как бы продираетесь сквозь ветви и видите: на общем плане бежит человек, оглядывается. Он все ближе, ближе. 

Пока спускалась по тросу камера снимала сама. Когда она проходила мимо нас, мы, трое, выскакивали из убежища вслед за ней. Я хватал ее в руки, буквально ловил, второй человек откреплял этот магнит, а ассистент хватался за фокус. И это обязательно надо было проделать вместе с артистом. Потому в этом месте он останавливался на секунду и оглядывался. Дальше мы с ним бежим вместе. Бег все быстрее. Я на ходу сажусь на тележку, и мчится она с ужасающей скоростью.

Потом артист опять подбегал к каким-то пальмам, опять оглядывался – уже на очень крупном плане, я незаметно сходил с тележки и дальше бежал с ним, снимая уже в спину. Я очень горжусь, что он нечаянно все-таки упал, а я с камерой — удержался.

Но не в том дело. Хитрость даже не в сложности совмещения подвесной дороги с тележкой и пробегом рядом. Во время съемки садился аккумулятор камеры. Мы нарочно взяли истощенный, и скорость от нормальных 24 кадров доходила до 16, 14 и даже до 12. Поэтому ритм в конце плана очень усиливался, а экспозиционно это было незаметно. Потом пленка идеально печаталась на одном свету, а ритм движения убыстрялся и доходил до нужного.

 

Самый известный фрагмент из «Я — Куба» — план открывающий фильм. Не видели, посмотрите:

Урусевский о съемке сцены на крыше:
Это было интересное устройство, специально построенное. Шахта такая. На противовесе устроена ступенька, крошечная. Я подходил, держа камеру в руках, садился, и она, как лифт, спускалась. Потом я снова шел пешком. Мы там выезжали даже за пределы небоскреба. 

Я вместе с ней входил в воду. Дальше шла подводная съемка. Там есть кадр, разделенный пополам: он и над водой и в воде. Так бывает перед глазами плывущего человека. Это для большего ощущения живой воды.

Камера была со стеклом. Это было довольно нахально сделано, вода внутрь проходила. После каждого дубля камеру разбирали и чистили. Ведь панорама шла дольше ста метров, поэтому перезаряжали каждый дубль. Вода накапливалась, но на пленку попадать не успевала, вернее, пленка не успевала набухнуть. Единственное, что мешало, — разность температур воды и воздуха, поэтому в камере все запотевало.

 

Другой пример сложной задумки — сцена похорон повстанца из «Кубы». Черт побери, это очень смелый замысел:

 

Самое известное изобретение Сергея Павловича — круговые операторские рельсы для съемки сцены гибели Бориса. Чтобы снять пробежку по круговой лестнице, он придумал механизм, который крутился и поднимался выше вслед за героем:

 

Сергей Павлович Урусевский о съемках
Я в детстве очень любил шоколад. Теперь, конечно, к нему остыл, но тогда испытывал чисто физическое наслаждение. Потом, когда смотрел спектакли Мейерхольда, у меня было то же, чисто физическое ощущение наслаждения. И сейчас, когда я снимаю, у меня вдруг возникает то же детское чувство, будто ем шоколад. Я просто получаю удовольствие. А когда получаешь удовольствие, работа идет. И наоборот, как только настроение испортится, уже ничего хорошего не получается. Делать кино можно только с хорошим настроением, с полным сердцем, с верой в то, что снимаешь. Снимаешь не для кого-нибудь, а для себя. Я убежден, что только «для себя» и можно создать то, что станет искусством. 

Урусевский камерой Родченко

Урусевский камерой Родченко

 

※※※

Не снимайте одно и то же, не воруйте у других видеографов, воруйте у великих. Разбирайте фильмы и пробуйте узнаваемые приемы, чтобы закинуть в себя топливо. Такой разбор — мой способ взбодриться и обновить арсенал. Если у вас есть собственные приемы обучения, пишите смело на timo@niceandeasy.me

 

Вкратце

Снимайте с рук
Используйте широкоугольные линзы
Мыслите широко и думайте головой — не ограничивайтесь
оборудованием в рюкзаке и набором картинок в голове.

 
 

Фрагменты и кадры

Летят журавли, 1957
Неотправленное письмо, 1959
Я — Куба, 1964
Бег иноходца, 1969

Сентябрь в Европе

В сентябре ездили по Европе: это был медовый месяц, долгожданный отпуск и первый раз на западной стороне. Долго ничего не выкладывал, потому что в процессе дневник не вел, после мысли улетучились и не знал о чем писать. Впрочем, и сейчас не знаю, поэтому о каждом городе — фотографии и разрозненные наблюдения.

 

Таллин. Был, но не снимал.

 

Рига

Рига. Странный и ветреный. Странный из-за мысленной установки: перед приездом спрашивали у знакомых о городе — все говорили о скуке и непонятности. Король пишет. Жили на улице Марсталю в мансарде, окна упирались в крышу Реформаторской церкви 1733 года. Вот она на первой фотографии. 

В городе много велосипедистов, тут их любят. В подворотне нашли гипсовый нос на стене. Откуда — неизвестно. Мимо проезжал парень с котом на плече, не захотел фотографироваться и погрозил пальцем. Ветер, простыл.

 

Берлин

Три дня: послушали барных диджеев, попробовали лучший эспрессо в мире в Бонанза Кофи Хироус, пропустили фестиваль с Радиохэд и Кингс оф Леон. 

Стена крутая, но не Ист Сайд Гэллери с Брежневым, а та, которая в Митте: с реконструкцией пограничных зон, фотографиями в стену дома и метками убитых перебежчиков.

 

Вильнюс

Хорош и мил. Жили в центре, к этому моменту освоили мапс-ми и каждый вечер строили маршруты от бара к бару, которых много и все разные. Одни традиционные, с горящими сосисками и сваренным пивом — сюда возят немецких туристов. Другие для местных — урбан-вариант, который встречается в любом городе мира: бетон, бургер и припаркованная фикса. Или для интеллигенции — в одном таком живет собака Блоха, которая в анонсе гостей встречает, а нас не встретила, зато был незнакомый пудель на диване и бокал сухого Гевюрцтраминера с внезапным сладким привкусом.

 

Варшава

Попались на дерзких таксистов. Устроились в квартире с высокими потолками и двумя ярусами — эйрбиэнби не подкачал. На улице устроили зиму и снимали рекламу. Чего — не ясно. В следующую ночь на этой же улице встретили мужика, который сидел у окна в подвал — там у него стояли самодельные наливки по 6 злотых стопка. 

Гуляли со знакомым Павлом Мышкой, который показывал нам дорогие бары с дерьмовой музыкой, классный ночной рынок (привет, Быдло Повидло!) и парк, в котором павлины, китайская аллея и нельзя сидеть на газонах — приедет охранник на сигвее и заругает.

 

Греция: Афины, Агия Пелагия, Санторини, Ретимно

Тут уже все смешалось окончательно. В Афинах — вечер, чтобы посмотреть акрополь, вход в который оказался 20 евро с носа, а до закрытия — час, так что задание провалили. Поселились в трех километрах от центра, на поверку — пакистанское гетто с упоротыми наглухо героинщиками, заброшенными домами и ощущением подгнившего Гуанчжоу: вонь, рынок, толстые мужики делают ставки на футбол. А граффити крутецкие.

 

Агия Пелагия — это такая деревня в Ираклионе, которую почему-то полюбили российские блогеротуристы. Ничего интересного, бегать страшно из-за собак, но перепады высот классные. Не снимал.

На Санторини поехали в забастовку паромщиков. Туда добрались, назад на сутки задержались. Знаменитая деревня с белыми стенами и синими крышами не по нам. А пляжи тут классные.

 

В Ретимно взяли автомобиль и гоняли по пляжам.

 

Классный месяц.

Цикл про кино. Десятилетие как есть

 

Снял документальный фильм о дизайн-студии «Пилигрим», с ребятами из которой работаю и дружу уже пять лет. Это самый короткий по срокам и длинный по продолжительности фильм из всех, над которыми я работал. За 2 месяца — часовой фильм, с параллельными съемками и монтажем. В статье разберу ошибки и отмечу удачные моменты.

 

Зачем

Все просто: в этом году студии исполнилось 10 лет. Это немало — целая эпоха. За десять лет изменились сами ребята, их цели, окружение и привычки. Кто-то ушел, что-то добавилось, и как все начиналось стало забываться.

Поэтому мы отправились в путешествие во времени: походить по прежним офисам, повспоминать байки, поговорить о серьезном. Кто с самого начала — вспомнят как начинали, кто только пришел — увидят откуда ребята идут. А это важно.

Великий наставник Шэньхуэй близко знал Шестого патриарха Хуэйнэна. Как-то раз Хуэйнэн спросил Шэньхуэя:
— Ты откуда пришел?
— Из ниоткуда, — ответил Шэньхуэй.

 

О чем

В фильме две линии. Первая — путешествие, которое грубыми стяжками проходит от начала и до конца фильма. Учредители вспоминают как все было, ходят по старым офисам, разбирают коробки с вещами, травят байки и ностальгируют по пиву.

Вторая часть — вкрапления о сегодняшнем. Об этом говорят дизайнеры, редакторы, стажеры — все те, кто ходит на работу каждый день. Рассказывают о разном: о классных штуках и тех, которые не по нраву, о подходе к работе и дружбе. Крупными мазками — слепок реальности.

 

Я решил не кутать героев в лавры и забить на хвалебности, иначе фильм утонет в патетике производственной документальщины о мощных дедах и суровом преодолении. Ребята — молодцы, об этом говорится, но я старался дозировать и больше говорить на темы, которые спонтанны и часто «не на камеру, пожалуйста». 

У студии есть проблемы и это нормально. Моя сверхзадача была помочь студийцам увидеть себя со стороны. Я щупал противоречия и искал конфликты: друг с другом не всегда будешь откровенным так, как с нейтральным человеком после часовой беседы.

Не получилось. Снимать документальный фильм о компании с таким подходом — провал. Каждый студиец искал и оценивал себя: классно ли выглядит, не фигню ли говорит. Поэтому конфликты и нейтральные взгляды сгорели в верхних слоях атмосферы на подступах к разуму. Себе на будущее — не нужно играть в психотерапевта в юбилейных фильмах, когда об этом не просят. О других факапах ниже.

Товеровский о результате в мире клиента

 

Как выстраивал

Если первая часть по времени линейна: от ухода из издательства до переезда в нынешний офис, то вторую я выстраивал в процессе съемок. Слушал записи, находил повторяющиеся темы. Это не сложно: ребята говорят об одном и том же. Осталось сгруппировать, оставить важное и сложить историю.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Старался увязывать рассказы друг с другом, монтировать так, чтобы одна история переходила в другую, а не обрывалась на полуслове и темном экране. Например, иллюстратор Сергей рассказывает о том, как пришел в студию и упоминает других ребят, следующий рассказчик — один из тех, о ком говорил Сережа. Этот рассказчик, в свою очередь, говорит о любимом проекте и следующая история — о проекте с точки зрения третьего героя.

Искать и находить паттерны — это интересно. Не всегда получается делать это на уровне смыслов, тогда хватаешься за общее визуальное: в этом кадре заканчиваешь на спине Гоши, в следующем начинаешь со спины Леши. Простой, но действенный прием. 

 

Чтобы равномерно распределить две части по времени всего фильма, придумал вспомогательную цветовую систему на монтажном столе. История — фиолетовая, интервью — синее, байки вне контекста — бирюзовые. Отдаляешь монтажный стол — окидываешь взором общую картину, где надо корректируешь.

Система вспомогательная потому, что внутренний ритм фильма все-таки оценивается по ощущениям, а не на правилах равноудаленности эпизодов. Нельзя предугадать на каком расстоянии друг от друга должны стоять исторические вставки. Но если словил туннельный синдром и не можешь смотреть на работу со стороны — поможет. 

 

Отлично сработало правило Ильяхова о поиске хорошей идеи: «первые два раза — черновик, третий — интересная тема». У меня так и получилось: первый монтаж — лажа, второй с нуля — мимо, третий с нуля — история сложилась. Вроде бы магия, но все просто: мозг привыкает к информации, пугающая новизна отступает, начинается внутренняя работа со знакомым. Это как кататься на лонгборде: первый раз не получается, второй со скрипом, в третий учишься входить в повороты сидя. Ну вы поняли. Поэтому не стоит отказывать себе во внутренней работе над проектом. Интересных решений с первого раза не бывает. Сделаю памятку, повешу над рабочим столом. 

 

Сложности и факапы

Маленький срок: 2 месяца на 16 интервью, 5 вылазок с учредителями и постоянные подсъемки в процессе. Работать как раньше: все снять, потом монтировать, не получалось, поэтому собирал смысловые отрезки после каждой съемки. Финальный кадроплан сложился после всех съемок. 

В этом есть кайф — работаешь на волне и по инерции, собираешь паззл смыслов и картинок, но нет преимущества отложенного монтажа. Для меня именно в нем кроется важный процесс работы над фильмом: снял → отложил → передал бессознательному → смонтировал. Никогда не помешает отложить работу, чтобы внутренний режиссер уступил место внутреннему монтажеру.

Нечеткое планирование. По идее все съемки и договоренности стоит распланировать заранее, но я положился на случай, старался все время находится в студии и снимать спонтанно. Заснял хорошие штуки, но провалил пару интервью с хорошими ребятами.

Страдающий звук. После съемок «Разума и чувств» я купил диктофон и зарекся лажать со скрипом и ветром. Сейчас он в некоторых случаях сработал, а там где ветер и прогулки нет. Поэтому, нужно подтянуть техническую часть. Если кто читал что-нибудь по теме, киньте ссылки на timo@niceandeasy.me, пожалуйста.

Отсутствие команды. Все-таки нужна команда из специалистов, которые умеют делать что-то лучше меня. В этом плане фильм повлиял: в нем ребята часто говорят о том, что сделать что-то классное можно только в команде. Потому что каждый человек — космос, и при столкновении новых космосов происходит взрыв и получается нечто такое, до чего в одиночку не добраться. 

Неутвержденное понимание задачи. Проходил эту тему все две ступени Школы редакторов, но зафакапил. Понадеялся на то, что раз с ребятами пять лет из их десятки, то мы найдем общий язык. Нет, ребята, ружье и вправду всегда заряжено, и если что-то готово пойти не так, оно пойдет. Поэтому на будущее: настраивать камертон понимания письменно.

Горбунов о понимании задачи

 

Выводы

— Я думаю, что сделать классную и цельную историю о студии получилось. «Студию делают люди» — повторяющаяся мысль. И ребята, которые стоят за студией, на самом деле рассказывают интересные истории, которые интересно слушать даже незнакомым людям.

— Чтобы сделать, нужен результат в мире клиента и попадание в ожидания. С этой точки зрения — не сделал. Двойственность!

— Просить больше времени (и денег).

— На следующий проект собрать команду и решить звуковые проблемы.

 

Фильм

#35. Помочь новому знакомому говорить только о себе

Это штука, которую я вычитал в посте Митрича об упражнениях для мозга от Дороти Бранд. Нужно все разговоры переводить на личность собеседника и говорить только о нем: интересоваться и слушать. Стало интересно, потому что в последнее время часто ловил себя на большом количестве «я» и желании понравится. 

 

В один день стригся в Фирме у парикмахера Бориса. Целый день молчать скучно, поэтому ребята развлекаются беседами — в самый раз для эксперимента. Я просто спрашивал о нем самом: где и чему учился, чем еще занимается, почему забросил фотографию, что фотографировал, почему не любит свадьбы. Когда Боря задавал вопросы мне — плавно возвращал.

Говорить не о себе легко. И собеседнику приятно говорить о себе, и тебе легче, потому что снимает груз желания понравится и придумать что-нибудь оригинальное. У меня нет никаких мнений, все интересно, бомби. Не знаю, что чувствовал он, но мне нравится, когда тобой интересуются и слушают — как, наверное, и всем.

У Питера Хега в «Тишине» есть замечательный пассаж, я его уже приводил в одном из уроков курса:
- Мать Рабия, - сказала она, - мой учитель и предшественница, часто говорила, что воспринимает людей так, будто они заключены в пузыри. В пузырях, в одном или двух местах, есть совсем маленькое отверстие. Только через эти отверстия пузыри могут сообщаться с другими пузырями, только через них люди могут общаться и воспринимать действительность. Вот почему мы все время переживаем одни и те же немногочисленные важные для нас ситуации. Каждый из нас носит в себе свою собственную реальность. И очень мало взаимодействует с реальностью других людей.

 

 

#16. Выходной без планов

В июле завел лайфлист и напланировал до конца года, но жизнь закрутилась последними неделями школы редакторов, готовящейся свадьбой и документалкой.
В очередной раз пришлось начинать все сначала. Лайфлист без рефлексии не работает (у меня), поэтому публикую— небольшой отчет о каждом пункте по порядку.

Дела из списка я выбирал в воскресенье с помощью рандомизатора. Какой номер выпадет, за тот и берусь. И хорошо, что пока обошлось без драки.

 

Сложность планирования

Я люблю планирование и контроль, но когда этого много — выматывает. Поэтому решил попробовать день без планов: что захочется, тем и займусь.

Само по себе планирование — штука полезная и без него никак, потому что это функция префронтальной коры. Мозг не хочет угадывать, он хочет знать наверняка.  Планы помогают концентрироваться, а не метаться между охапками горящего сена. Но у префронтальной коры есть конечный ресурс, и когда задач и принимаемых решений становится слишком много, теряешь легкость и ощущение свободного пространства.

Чтобы впустить немного воздуха, решил в один из выходных ничего не планировать и посмотреть, что из этого получится.

Наталья Стельсон о префронтальной коре

 

Что получилось

Без планов никак. Когда мозг привык планировать и что-то решать, резкая остановка и ничегонеделание воспринимаются как проблема. Мозг спешит на помощь и рисует картинки классных занятий в строгом порядке: в начале фильм, потом лежать и читать про нейропластику, после — сделать хинкали на пару. Видение дня собирается само, никаких усилий.

Это не круто, потому что и здесь нет никакой легкости. Ты хочешь отвечать на вызовы дня и следовать импульсу, а мозг все выстроил и бьет тревогу, если что-то вдруг идет не так.

И тогда я понял: здесь важно вести себя также, как во время практики свободного письма: дать возможность тексту писать себя, а не стараться писать текст и придумывать темы наперед, чтобы  ступор не настиг. То же с бегом по новым местам: пусть маршрут сам себя прокладывает, не нужно его придумывать заранее.  Ступор возникает от чрезмерного напряжения или крайнего расслабления, а когда наблюдаешь за действием — оно происходит само собой. Как в истории о мастере Бяне из «Чжуан Цзы»:

«Царь Хуань-гун читал книгу в своем дворце, а у входа во дворец обтесывал колесо колесник Бянь. Отладив молоток и долото, колесник вошел в зал и спросил: «Осмелюсь полюбопытствовать, что читает государь?»
— Слова мудрецов, — ответил Хуань-гун.
— А мудрецы те еще живы? — спросил колесник.
— Нет, давно умерли.
— Значит, то, что читает государь, — это всего только шелуха душ древних людей.
— Да как смеешь ты, ничтожный колесник, рассуждать о книге, которую читаю я, — единственный из людей? Если тебе есть что сказать, то говори, а нет — так мигом простишься с жизнью!
— Ваш слуга судит об этом по своей работе, — ответил колесник. — Если я работаю без спешки, трудностей у меня не бывает, но колесо получается непрочным. Если я слишком спешу, то мне приходится трудно, и колесо не прилаживается. Если же я не спешу, но и не медлю, руки словно сами все делают, а сердце им откликается, об этом не сумею сказать словами. Тут есть какой-то секрет, и я не могу передать его даже собственному сыну, да и сын не смог бы перенять его у меня. Вот почему, проработав семь десятков лет и дожив до глубокой старости, я все еще мастерю колеса. Вот и древние люди, должно быть, умерли, не раскрыв своего секрета. Выходит, читаемое государем, — это шелуха душ древних мудрецов!» 

 

Что в итоге

В истории с адаптивностью и планированием середина вот в чем: режим, который организует день важен, потому что задает ритм и экономит ресурс префронтальной коры. Мозг любит ритм, Вселенная любит ритм. Но ритм — не газ в пол и четкие планы, а сочетание мягкого и жесткого, импульсивного и подавляемого. Об этом хорошо написал Сергей Шабалин в заметке «Режим дня»

Пометки для себя: количество несдвигаемых дел должно быть ограничено, чтобы префронтальная кора не вырубилась раньше времени, три на день — хорошее число. Давняя история, но периодически приходится напоминать себе об этом.

Автоматизация дел — штука, которая освобождает ресурсы для принятия решений. И дело не только в изучении горячих клавиш и автоподстановке слов (о чем написал Сергей Капличный ), но и выборе одежды и ожидаемого меню на неделю. Чем меньше решений, тем спокойнее кора.

Ну и периодическое ничегонеделание — навык, без которого тяжело обойтись.

О принципах и выходе из штопора

 

Зачем нужны принципы
Все в жизни крутится вокруг придуманных моделей мира и принципов, которые помогают в них ориентироваться. Долгое время я относился к принципам как строительным лесам. Буквально так и называл — «принципы бамбуковых лесов». Это вещи, которые помогали быть собранным, когда реальность сурова: спи много, ешь здоровую пищу, работай с утра и не отходи от этого ни на шаг.

Следование принципам похоже на строительство лесов

Следование принципам похоже на строительство лесов

Провалился на собеседовании — не беда, если выспался накануне значит сил достаточно. Заказчик не принял работу с пятого раза — ерунда, со всеми бывает, главное, что начал работать с самого утра и до сих пор полон энергии. Принципы держат на плаву.

Вроде бы нормальная тема: защищай свое время и планируй день вокруг того, что делает сильнее. Но меня подвело отношение. Я относился к принципам как чему-то недвижимому — как к строительным лесам, которыми облепляют ремонтирующееся здание. Ни сдвинутся, ни прогнуться. 

Не получилось встать рано — работа не прет, не закончил в назначенное время — перегорел. Нервничаешь, суетишься и тратишь энергию впустую. Это здорово усложняет жизнь: там где нужна гибкость, врубается дикий паралич. Если принципы перестают помогать и становятся важнее самой жизни, то какой в них толк. 

На тему есть классный отрывок из фильма «Старикам тут не место», где Чигур встречается с Карсоном:

 

Потом я понял, принципы — направляющие, которые помогают ориентироваться в реальности и восстанавливаться в процессе. Управлять принципами, это как править лодкой, а не строить неподвижные леса. Дует ветер в правый борт — паруса налево, идешь в бейдевинд — потрави шкоты.

 

Хорошо, когда умеешь рано вставать и делать кучу дел до завтрака. Но если этого не произошло — это не конец света. Звучит странно, но я часто страдаю, если что-то идет не по плану. Дело не в принципах, а отношении и нужно что-то делать со штопором.

Легко сказать: зашорился — возьми себя в руки и выйди из привычного. Это одинаково правильный и бессмысленный совет. Правильный, потому что брать себя в руки надо, а бессмысленный, потому что очевидный и не объясняет, что делать. Поэтому, я решил узнать, как это работает в мозге и найти переключатель между активным участием и пассивным укрывательством за привычным.

 

Как выходить из штопора
В коре головного мозга есть четыре доли: затылочная, теменная, височная и лобная. Нас интересует лобная — она командный пункт, в котором находятся центры отвечающие за деятельность и критическое восприятие. Делится на левую и правую. Левая отвечает за активность, присутствие «здесь и сейчас» и положительные эмоции. Правая за пассивное поведение, неприятие существующего и негативные эмоции.

 

Левая доля
Много ходишь и занимаешься спортом
Знакомишься и общаешься
Погружен в работу и ловишь поток
Можешь остановиться и передохнуть
Концентрируешься на содержании
Жмешь плечами и идешь дальше

Правая доля
Часами сидишь на месте
Молчишь и закрываешься от мира
Тупишь и не можешь прекратить серфить
Не можешь оторваться от занятия
Концентрируешься на поиске виноватых
Паришься, если не получается привычное

 

Чтобы чувствовать себя живым и активным, нужно периодически смещать активность в левую долю. Тут помогают занятия спортом, описывание негативных эмоций и выход из «статуса кво» при любом удобном случае.

Спорт или любая физическая активность увеличивают выделение эндорфина в кровь, функции которого обезболивать и приносить удовольствие. Тут все топорно: запарился — побегай. 

Описание эмоций помогает дистанцироваться и обращать на них внимание. Дистанцирование — это когда ты чувствуешь холод, но не мерзнешь. То же самое с эмоциями: можно их ощущать, но не поддаваться. Чувствуешь, что закипаешь — пишешь: «закипаю, от того, какая кругом несправедливость». Обращаешь внимание = переводишь в сознательное. Работает, но не всегда удобно записывать на ходу. 

Практика с перевешиванием браслета с руки на руку в момент фиксирования негативных эмоций работает поэтому же: учишься наблюдать и обращать внимание на то, что чувствуешь.

Выход из «статуса кво»: кардинальная смена деятельности. Сидишь часами за ноутбуком: встань, пройдись, пробеги пару лестничных пролетов.

Фэйк ит тил ю мейк ит. Имитация уверенности, что все получится и создание положительной обратной связи. Попробуйте выпрямиться и смотреть уверенно, как девушка на фото выше — настроение улучшится. 

 

Принципы и привычные реакции часто считают частью личности, но на самом деле это части памяти, которая основана на бессознательном опыте. Если слишком ударяешься в привычки, даже которые несут пользу и теряешь гибкость, значит правая доля активнее левой. Чтобы выйти из бессознательного штопора — активируйте левую лобную долю: ходите, общайтесь, коммуницируйте. Даже через силу.

 

Саммари
— принципы помогают реагировать в повторяющихся ситуациях; 
— если принцип становится важнее реальности — к черту;
— гибкость решает, поэтому «бамбуковые леса» проиграли «парусному подходу»;
— подавленность и недостаток пространства — активность правой лобной доли, которая отвечает за привычки, пассивное действие и негативные эмоции;
— чтобы выбраться, нужно активировать левую лобную долю: описать эмоции, перестать делать, что делал и взбодриться: попрыгать, поприседать, прогуляться;
— фэйк ит тил ю мейк ит.

По теме
Джон Арден «Укрощение амигдалы»
Беловешкин о поясной извилине
Фотопроект Грейси Хаген «Illusions of the body»
Пятое письмо о телесности и напряжении из курса о внимании
Эми Кадди о телесности на TED

PS. Я не физиолог, поэтому мог легко налажать с научными знаниями. Если увидели косяк, напишите на timo@niceandeasy.me