Как убедить великих кинематографистов учить тебя. Эммануэль Любецки

Вернулся к практике разбора и анализа картин мастеров кино, чья операторская работа пробуждает энергию и аутотелический посыл снимать ради самой съемки. Какое-то время я не знал что снимать, а делать то же самое что и раньше не хотелось. Командных проектов не подворачивалось (а сильнее двигателя нет). Я искал что бы снять, где бы научиться новому. А был нужен заряд, который все это время скрывался в нехитрой практике — анализировать кадры тех операторов-режиссеров, которые про желание идти и снимать. С ловушками расставляемыми дьяволом мелочной суеты покончено — возвращаемся к разборам.

Эммануэль Любецки мне интересен работами с Терренсом Маликом. Для закрепления, разобрал «Дитя человеческое» Куарона, и «Бердмана», снятого в команде с Алехандро Иньярриту (о работах которого писал ранее для Ризомы). Интересен ровно тем же, чем интересны Дойл и Прието — умением превращать повседневные события в поэзию. Практика учит обращать внимание на то, что пропускал ранее, но основная ее ценность в транслируемых вибрациях, чтобы удержать которые нужно брать в руки камеру, идти и снимать. 

Только постоянная практика съемки, никак иначе. И такие разборы время от времени — это аэродромы подскока, вроде тех, что были на Чукотке во время Второй мировой, где дальние стратегические самолеты совершали дозаправку. 

 

 

Приемы, детали, аспекты
все фотографии кликабельны


1. Люди. После полугода учебы на курсе документалистики в Фотодепартаменте, я повернулся к людям. Мне интересно как Любецки снимает людей, их портреты и взаимодействие друг с другом. Фильмы Малика, с какого бы облака он не глядел на зрителя — все о людях.

Эммануэль использует сверхширокие объективы, что позволяет показать окружение, в котором находятся герои. А как мы уже знаем из нейропсихологии, окружение влияет на поведение конкретного человека. Одно дело исследование здоровых привычек, другое — сознательный художественный прием. Science is so fascinating, guys!

 

Это, в основном, про работу с Терренсом Маликом, однако и в фильме «Дитя человеческое», и в «Бердмене», Эммануэль использует те же принципы. Разница в том, что в фильме Куарона герои дистанцированы (как говорит Миша Доможилов на занятиях по документалистике: «Давайте больше воздуха кадру!»), а у Иньярриту она практически отсутствует — камера в лицо, ода портретному искусству. Для сравнения, вот кадры из фильма «Дитя человеческое»:

А вот из «Бердмена»:

Делая «Секунду 2013» и «Секунду 2014», я снимал рвано и крупно, избегая делать портреты самых близких людей, что жили рядом, выхватывая их частями. В жизни, если у тебя в руках камера, ты автоматически обращаешь на себя внимание, люди замыкаются и начинают играть. C документалистикой сложнее, чем с постановочным кино, но без людей, кино — не кино.

Вернемся к приемам. Эммануэль в основном использует широкие объективы, в «Бердмене» это Zeiss 12mm Master Prime и Leica 16mm. Такой широкий угол обзора накладывает определенные ограничения, с таким углом нужно уметь работать. Например, мне было тяжело перестроиться с чудо-объектива Мир24 (35 мм, идеально ложится на фуллфрейм и мир вокруг) на широкие 20 мм. Угол съемки и динамика — ключи интересной съемки на широкий угол.

 

И все это нужно для того, чтобы запечатлеть правдивые эмоции:

2. Естественный свет и «догма». Приемы, характерные для фильмов Малика — деревья в контровом свете, люди в траве, танцующие, обнимающиеся и честные. Еще во время первой совместной работы Малик вместе с Любецки составили список правил — «догму». Впрочем, как пишет Эммануэль правила чуть менее, чем полностью состоят из взаимоисключающих параграфов.

«Догма» Эммануэля Любецки и Терренса Малика

  • Только естественное освещение
  • Избегать недоэкспонирования, сохранять детали в тенях, черный — это черный
  • В изображении должна чувствоваться свобода
  • Максимальное разрешение при небольшой зернистости
  • Глубокая фокусировка
  • Снимать на свет, падающий на объект с обратной стороны (backlight)
  • Использовать отрицательную заливку во избежание засветов с обеих сторон
  • Прямой свет только на рассвете или закате
  • Избегать бликов на линзе
  • Снимать на короткофокусные линзы (short focal) 
  • Только поляризационные фильтры
  • Снимать с рук или стэдикамов
  • Никакого зума
  • Несколько статических кадров “in midst of our haste”
  • Догма допускает исключения (“Article E”)

3. Статичные кадры «в разгар суеты» (in midst of our haste). Те, которые про природу и без людей — редкие и завораживающие, создающие ритм и делящие картину на смысловые части. Прием характерный для Терренса Малика.

Интересно, но в «Бердмене» в пиковой точке драмы был использован тот же прием:

Заключение

На этом можно остановиться — материала для осмысления более чем достаточно. Такая аналитическая работа полезна не только отбором и внимательным просмотром с определенного угла. Самое интересное начинается на этапе сборки, когда все скриншоты укладываются (или нет) в структурные объекты внимания (конкретно моего) и все непроговоренные желания и неосознанные идеи обретают формы и готовы к съемочной практике.

Не так давно, уже в процессе анализа этих фильмов, я узнал о Йонасе Мекасе — американском киноавангардисте, работавшим с Уорхоллом, снимающим поэтические визуальные дневники, и даже свою версию проекта 365 (что именно меня и увлекло). Он, собственно, про ту же сборку говорит так: 

«Я научился полагаться на случай во время монтажа уже готового материала благодаря Джону Кейджу. Снимаешь что-нибудь сегодня, снимаешь что-нибудь на следующий день и забываешь обо всех деталях. Когда наконец объединяешь материал и смотришь его в течение 10 минут, замечаешь огромное количество спонтанно возникающих связей между разными кусками».

 

Ссылки

Иконки с thenounproject.com
Аэродромы подскока 
«Догма« Любецки и Малика
Инстаграм Эммануэля Любецки
Статья про Йонаса Менаса на theoryandpractice.ru
Википедия про Джона Кейджа

Как убедить кинематографистов учить тебя – 1. Кристофер Дойл
Как убедить кинематографистов учить тебя – 2. Родриго Прието

Скриншоты из фильмов
«Новый свет» (The New World, Теренс Малик, 2005)
«Дитя Человеческое» (Children of Men, Альфонсо Куарон, 2006)
«Древо жизни» (The Tree of Life, Теренс Малик, 2010)
«К чуду» (To the Wonder, Теренс Малик, 2012)
«Бердмен» (Birdman: Or (The Unexpected Virtue of Ignorance), Алехандро Гонсалес Иньярриту, 2014)