Про опасность стремления быть лучшим

В медийной среде существует опасная штука — «быть лучшим». Это новая религия по правилам которой, из любой ситуации нужно выходить победителем, успевать все, а спокойствие заслужить, но потом. Успех, лучший, победа любой ценой. Это все рождает невроз, направляет имеющуюся энергию на бесполезные цели (часто визуализирующие красивые фотографии для модных блогов) и, в конечном итоге, рассеивается, потому что цели неконкретные, а инструменты для их достижения не всегда соответствуют типу личности.

Меня эта тема волнует, потому что информационное окружение использует это убеждение тем, что мотивирует на поведение определенным образом. Окружение влияет на поведение конкретного человека (исследования Николаса Кристакиса это доказывают; например, статья о влиянии социальных сетей (не social media) на курильщиков; а дополнительно «теория битых стекол», которая косвенно)

Сам по себе успех — всего лишь удачное достижение интересных целей. Проблема возникает на этапе определения целей. Индустрия предлагает свои варианты. Тут не нужно думать имеет ли это отклик там, где-то внутри тебя — нет времени объяснять, нет времени задумываться, все успеть, время поджимает, свечной заводик построю, там заживем. Похоже на синдром отложенной жизни.

Большой бизнес не только удовлетворяет потребности, но и создает новые. Это деньги, тут все ясно и прозрачно, «побеждать хорошо — проигрывать плохо» — коммерческая ниша. 

С биологической же точки зрения, это не оправдано. В поведенческой психологии существует два типа реакции на незнакомые и непредсказуемые ситуации: «борьба или бегство», тип А и «затаивание», тип Б. Первый — активный, хватающийся за меч римский легионер, второй — адаптивный опоссум, готовый прикинуться ветошью, если страшно.

«Проводя исследования по медицинской генетике, советский генетик Сергей Николаевич Давиденков обнаружил, что поведенческий тип Б (адаптивный) наследуется по доминантному типу. Иными словами, в потомстве родителей, один из которых принадлежит к типу А, а другой к типу Б, будут преобладать представители последнего. Следовательно, в человеческой популяции в целом большую часть составляют люди с врожденной склонностью к реакциям затаивания при неблагоприятных изменениях условий». Дмитрий Жуков «Стой, кто ведет»

Адаптивность — приспосабливаемость (не обязательно каждый раз прикидываться ветошью), не пассивное принятие. Тут нужно отложить нож и воспользоваться другими инструментами. В японской литературе, приводится пример: нетерпеливый Ода Нобунага: «Я убью соловья, если он не запоет вовремя» и хитрый Тоетоми Хидееси: «Я буду вынуждать соловья петь для меня» — оба представители агрессивного типа. Терпеливый Иэясу: «Я буду ждать, пока соловей не начнет свою песню» — противоположный адаптивный Б. 

Дмитрий Жуков в книге «Стой кто ведет» приводит в пример выдержку из «Записок о путешествии на Корсику» Проспера Мериме: «Легко понять, что характеры у быков бывают столь же разнообразны, как у людей, тем не менее они разделяются на две резко обозначенные категории: на «ясных» и «темных». «Ясные» откровенно бросаются в атаку, в то время как «темные» хитрят и стараются напасть на человека предательским образом. Эти последние бывают необыкновенно опасны».

Что это все значит. Жизнь — не вечная борьба, не марафон, здоровее оказывается тот, кто знает себя и умеет приспособиться к изменяющимся условиям. А еще получает удовольствие от дела, которого он занимается в данный момент ради самого дела. Вот прямо так — не ради высших целей в будущем, а шахматы ради шахмат. Потому что созидание.