Про многозадачность и типичный день — 2

Пришло время написать про новый типичный день. Новый потому, что все, чем я занимался до этого: практики, увлечения и обучение — складывалось вокруг базовых часов работы в студии. Я типичный представитель жизненной стратегии «8-5».

С уходом из студии пришлось все перестраивать, перекраивать и справляться с трудностями, которые пришли с неожидаемой стороны — множество вариантов действия обездвиживает, представляя из себя неслабый кошмар буриданова осла: кажется, что все важно, все срочно и вообще успеть бы пожить.

Справится с этим помогает простое понимание того, что то, что происходит в данный момент и есть самое правильное и оптимальное, что вообще могло с тобой случится. Просто потому, что оно уже происходит, а то «что хотелось бы» — галлюцинация, идущая от некого представления собственной жизни. «Умрешь — все кончится. Умрешь — и все узнаешь. Или перестанешь спрашивать». Вот Лев Николаевич на все вопросы давно уже ответ дал.

Несмотря на то, что знаешь о пользе жизни на импульсивной основе (здравствуйте уважаемый Лао Цзы), мозг требует правил поведения, иначе страшно.

«По сути, все жизненные правила нужны для того, чтобы иметь возможность объяснить наше поведение каким-либо правилом. Если этого не происходит, нам начинает казаться, что мы ведем себя неразумно». Andre Kukla, Mental Traps, 2007

Поэтому я решил начать строить день с установки клуджей, ходулей, некой основы, вокруг которой будет происходить моя адаптация к новым условиям. Причем, если раньше весь распорядок строился вокруг четко определенного рабочего времени, потому что эпоха индустриализации требовала конкретики от работающих заводов, то сейчас я позволил себе найти более подвижную платформу — таймбоксинг. Об этом немного ниже.

Клудж — это устройство, которое выполняет свою задачу, но при этом по факту напоминает бессмысленное сочетание различных устройств и частей. Например, клудж — сельский самодельный трактор, собранный из деталей, найденных на свалке. Каждая из этих деталей имеет функцию, несовместимую с функцией трактора, но все вместе они представляют собой трактор и работают вполне себе успешно.

Причем, стоит понимать, что все мои заводы таймера — это боязнь делать бесполезные занятия, это наведение имитации бурной деятельности — посмотрите как много я делаю. Но полезность занятий может определяться одним только честным вопросом: «Ведет ли то, чем я занимаюсь к здоровью, совершенствованию навыков и стратегий и состоянию спокойствия?». Это стоит понимать.

 

Жизненная стратегия на ближайшие несколько месяцев — «stay local, think global». Ее, как и облако визуальных смыслов, я позаимствовал у Димы Барбанеля. Выражается она в желании жить среди приятных мне осенних дней и созревших дальневосточных груш, и заниматься проектами, реализуемыми где-то в других частях планеты. Это здорово, черт побери. 

Как и в статье про студийный распорядок, у меня есть некий список приоритетов. Он не особо изменился с тех пор и в нем перечисленны именно те вещи, которые для меня важны.

  • Внимание к здоровью — сон (включая дневной), еда, физическая активность и тишина. Это та база, которая необходима для сносной жизни. Без самокопания, опережения событий и склонности к депрессивному наблюдению потолочной пыли.

  • Проекты — это пункт, отвечающий за активное совершенствование навыков и поведенческих стратегий. К сожалению, я не смог найти никакой другой активности, которая сможет прокачивать эти аспекты (навыки и стратегии). А еще это деньги. Деньги — это конечно, не главное, но это свободная энергия и мерило профессионализма. Мое отношение к деньгам очень точно сформулировал Коля Сулима в своей статье для «Метрополя».

  • Обучение. Теоретические основы, сдвиг точек зрения на привычные вещи, возможность повыпендриваться в компании друзей. Это и совершенствование, и вдохновение тогда, когда наступает тихое время.

  • Отношения, общение и дуракаваляние. А это то, что вообще дает смысл всему описанному выше.

 

Как строится типичный рабочий день? Вокруг помодоро-контейнеров (это и есть таймбоксинг) — отрезков по 25 минут, в течение которых я занимаюсь какой-то одной задачей. Такой подход позволяет не отвлекаться и дает возможность посчитать временные затраты на конкретный проект. В среднем я завожу по 12 таймеров в день. Это порядка 5 часов концентрированного рабочего времени без отвлечения на раздражители разного рода. Этого достаточно, чтобы выполнять все запланированное вовремя, но в то же время и не залипать за рабочим местом в припадочных поисках занятий.

Как у собаки Павлова у меня выработался рефлекс по которому включение 25-минутного таймера исключает всяческую инертную раскачку — ты просто выполняешь задачу. Естественно это работает при условии, что четко знаешь, чем именно будешь заниматься. Мне кажется, это самый честный подход к своему рабочему времени и времени людей, которые заняты с тобой в одном проекте. 25 минут вполне достаточно для того, чтобы удерживать внимание на одной задаче, а 5 минут перерыва для смены фокуса внимания.

Утром я трачу 7-8 контейнеров и занимаюсь целиком проектами, а в обеденное время и ближе к вечеру перехожу на какие-то более тривиальные задачи, чтение книг и слушание курсов лекций. В дни, когда заняться совершенно нечем, я делаю то, что хочется и наиболее подходит моменту: могу покататься на велосипеде, посвятить день чтению книг — да чему угодно. И это, черт побери, здорово и всяко лучше, чем придумывание себе занятий просто потому, что ты привык «заниматься работой» с 9 до 6 даже в те моменты, когда ее нет. С другой стороны, этот же подход позволяет и не загоняться над «красными» проектами с большим количеством подзадач.

Иногда случается так, что рабочих проектов нет совсем. И нет даже идей о том, где их искать (да и не особо нужно, потому что деньги на бюджет ближайшего месяца есть). Самое оптимальное в такое тихое время — сесть в часовой сессин и успокоить свое внутреннее состояние. Это ведет и к спокойствию, и к здоровью. К тому же, может за час сформируется явная потребность что-то сделать и поэтому не нужно будет ломать голову и опережать события. Например, захочется есть. Или мочевой пузырь даст понять, что он наполнился. Чем не задача.

«Less is more. Нам стоит подумать о том, как сохранить себя, и мы должны стать ленивее, чем есть сейчас. Когда я говорю это, то имею в виду то, что нужно дать себе время для развития новых идей. Может быть, вы будете счастливы, что вам какое-то время ничего не нужно делать. Это как воскресенье, которое повторяется каждый день. Но потом вам станет скучно и вы станете делать что-то совершенно новое и интересное для вас самих. Медленное время — это единственное время, когда вы можете начать думать концептуально и выдавать новые идеи».

У Андре Кукла есть отличная цитата, которая характеризует мое отношение к рабочему времени в тот период жизни: «Придумав наконец новую проблему, мы тут же срываемся с места, чтобы покончить с ней как можно быстрее». Суть, конечно не в том, чтобы отказаться от стратегии «8-5» раз и навсегда, про решения и их бесполезность уже все ясно. Но та ситуация и тот образ жизни в котором я нахожусь сейчас, обратила мое внимание на суть рабочего времени, отношение к «потом» и тому, что в жизни действительно имеет ценность.

И про «потом», кстати, тоже есть очень хорошая цитата: «Мне показали, что бывает потом. Ничего. Просто приходят чужие люди, затаптывают твои следы и варят кофе в твоей турке».

 

Ну и про активные установки, которым, само собой, постоянно следовать все еще не удается:

  • не пытаться заниматься больше чем одним делом единовременно;
  • желание сделать что-то быстрее без видимых на то причин — суета;
  • дела развиваются не в соответствии с чьим-то замыслом, а благодаря своей собственной природе; здравствуйте, господа даосы: «если дела идут хорошо — не нужно радоваться, в этом нет твоей заслуги, если же идут плохо — не стоит печалиться, в этом нет твоей вины».
  • нет никакого термометра в том, что делаешь: жизнь — череда случайностей, просто делай — Вселенная подскажет, где будет следующий поворот;

Закончу все это словами прекрасного Кодо Саваки: «Ты говоришь: «Я им еще покажу!». При этом ты даже не знаешь, сколько ещё проживёшь. Тебе что, больше нечем заняться в этой жизни?»