Цикл про кино. Десятилетие как есть

 

Снял документальный фильм о дизайн-студии «Пилигрим», с ребятами из которой работаю и дружу уже пять лет. Это самый короткий по срокам и длинный по продолжительности фильм из всех, над которыми я работал. За 2 месяца — часовой фильм, с параллельными съемками и монтажем. В статье разберу ошибки и отмечу удачные моменты.

 

Зачем

Все просто: в этом году студии исполнилось 10 лет. Это немало — целая эпоха. За десять лет изменились сами ребята, их цели, окружение и привычки. Кто-то ушел, что-то добавилось, и как все начиналось стало забываться.

Поэтому мы отправились в путешествие во времени: походить по прежним офисам, повспоминать байки, поговорить о серьезном. Кто с самого начала — вспомнят как начинали, кто только пришел — увидят откуда ребята идут. А это важно.

Великий наставник Шэньхуэй близко знал Шестого патриарха Хуэйнэна. Как-то раз Хуэйнэн спросил Шэньхуэя:
— Ты откуда пришел?
— Из ниоткуда, — ответил Шэньхуэй.

 

О чем

В фильме две линии. Первая — путешествие, которое грубыми стяжками проходит от начала и до конца фильма. Учредители вспоминают как все было, ходят по старым офисам, разбирают коробки с вещами, травят байки и ностальгируют по пиву.

Вторая часть — вкрапления о сегодняшнем. Об этом говорят дизайнеры, редакторы, стажеры — все те, кто ходит на работу каждый день. Рассказывают о разном: о классных штуках и тех, которые не по нраву, о подходе к работе и дружбе. Крупными мазками — слепок реальности.

 

Я решил не кутать героев в лавры и забить на хвалебности, иначе фильм утонет в патетике производственной документальщины о мощных дедах и суровом преодолении. Ребята — молодцы, об этом говорится, но я старался дозировать и больше говорить на темы, которые спонтанны и часто «не на камеру, пожалуйста». 

У студии есть проблемы и это нормально. Моя сверхзадача была помочь студийцам увидеть себя со стороны. Я щупал противоречия и искал конфликты: друг с другом не всегда будешь откровенным так, как с нейтральным человеком после часовой беседы.

Не получилось. Снимать документальный фильм о компании с таким подходом — провал. Каждый студиец искал и оценивал себя: классно ли выглядит, не фигню ли говорит. Поэтому конфликты и нейтральные взгляды сгорели в верхних слоях атмосферы на подступах к разуму. Себе на будущее — не нужно играть в психотерапевта в юбилейных фильмах, когда об этом не просят. О других факапах ниже.

Товеровский о результате в мире клиента

 

Как выстраивал

Если первая часть по времени линейна: от ухода из издательства до переезда в нынешний офис, то вторую я выстраивал в процессе съемок. Слушал записи, находил повторяющиеся темы. Это не сложно: ребята говорят об одном и том же. Осталось сгруппировать, оставить важное и сложить историю.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Над всеми текстами работаю в iA, потому что удобно.

Старался увязывать рассказы друг с другом, монтировать так, чтобы одна история переходила в другую, а не обрывалась на полуслове и темном экране. Например, иллюстратор Сергей рассказывает о том, как пришел в студию и упоминает других ребят, следующий рассказчик — один из тех, о ком говорил Сережа. Этот рассказчик, в свою очередь, говорит о любимом проекте и следующая история — о проекте с точки зрения третьего героя.

Искать и находить паттерны — это интересно. Не всегда получается делать это на уровне смыслов, тогда хватаешься за общее визуальное: в этом кадре заканчиваешь на спине Гоши, в следующем начинаешь со спины Леши. Простой, но действенный прием. 

 

Чтобы равномерно распределить две части по времени всего фильма, придумал вспомогательную цветовую систему на монтажном столе. История — фиолетовая, интервью — синее, байки вне контекста — бирюзовые. Отдаляешь монтажный стол — окидываешь взором общую картину, где надо корректируешь.

Система вспомогательная потому, что внутренний ритм фильма все-таки оценивается по ощущениям, а не на правилах равноудаленности эпизодов. Нельзя предугадать на каком расстоянии друг от друга должны стоять исторические вставки. Но если словил туннельный синдром и не можешь смотреть на работу со стороны — поможет. 

 

Отлично сработало правило Ильяхова о поиске хорошей идеи: «первые два раза — черновик, третий — интересная тема». У меня так и получилось: первый монтаж — лажа, второй с нуля — мимо, третий с нуля — история сложилась. Вроде бы магия, но все просто: мозг привыкает к информации, пугающая новизна отступает, начинается внутренняя работа со знакомым. Это как кататься на лонгборде: первый раз не получается, второй со скрипом, в третий учишься входить в повороты сидя. Ну вы поняли. Поэтому не стоит отказывать себе во внутренней работе над проектом. Интересных решений с первого раза не бывает. Сделаю памятку, повешу над рабочим столом. 

 

Сложности и факапы

Маленький срок: 2 месяца на 16 интервью, 5 вылазок с учредителями и постоянные подсъемки в процессе. Работать как раньше: все снять, потом монтировать, не получалось, поэтому собирал смысловые отрезки после каждой съемки. Финальный кадроплан сложился после всех съемок. 

В этом есть кайф — работаешь на волне и по инерции, собираешь паззл смыслов и картинок, но нет преимущества отложенного монтажа. Для меня именно в нем кроется важный процесс работы над фильмом: снял → отложил → передал бессознательному → смонтировал. Никогда не помешает отложить работу, чтобы внутренний режиссер уступил место внутреннему монтажеру.

Нечеткое планирование. По идее все съемки и договоренности стоит распланировать заранее, но я положился на случай, старался все время находится в студии и снимать спонтанно. Заснял хорошие штуки, но провалил пару интервью с хорошими ребятами.

Страдающий звук. После съемок «Разума и чувств» я купил диктофон и зарекся лажать со скрипом и ветром. Сейчас он в некоторых случаях сработал, а там где ветер и прогулки нет. Поэтому, нужно подтянуть техническую часть. Если кто читал что-нибудь по теме, киньте ссылки на timo@niceandeasy.me, пожалуйста.

Отсутствие команды. Все-таки нужна команда из специалистов, которые умеют делать что-то лучше меня. В этом плане фильм повлиял: в нем ребята часто говорят о том, что сделать что-то классное можно только в команде. Потому что каждый человек — космос, и при столкновении новых космосов происходит взрыв и получается нечто такое, до чего в одиночку не добраться. 

Неутвержденное понимание задачи. Проходил эту тему все две ступени Школы редакторов, но зафакапил. Понадеялся на то, что раз с ребятами пять лет из их десятки, то мы найдем общий язык. Нет, ребята, ружье и вправду всегда заряжено, и если что-то готово пойти не так, оно пойдет. Поэтому на будущее: настраивать камертон понимания письменно.

Горбунов о понимании задачи

 

Выводы

— Я думаю, что сделать классную и цельную историю о студии получилось. «Студию делают люди» — повторяющаяся мысль. И ребята, которые стоят за студией, на самом деле рассказывают интересные истории, которые интересно слушать даже незнакомым людям.

— Чтобы сделать, нужен результат в мире клиента и попадание в ожидания. С этой точки зрения — не сделал. Двойственность!

— Просить больше времени (и денег).

— На следующий проект собрать команду и решить звуковые проблемы.

 

Фильм